Памяти профессора Расторгуева Валерия Николаевича (1949-2021)

СКАЧАТЬ В .PDF СКАЧАТЬ В .DOC

 

Мощелков Е.Н.

Творческая биография В.Н. Расторгуева

РАСТОРГУЕВ Валерий Николаевич (8.09.1949, г. Калинин; с 1990 г. Тверь — 6.07.2021, г. Москва). Окончил филологический факультет Калининского государственного педагогического ин­ститута (1971). С 1986 по 1996 г. — заведующий кафедрой фило­софии Тверского государственного университета. Доктор фило­софских наук, профессор. Тема кандидатской диссертации — «Гносеологический анализ гипотетического мышления в различ­ных видах творческой деятельности» (1980), тема докторской диссертации — «Концептуальный синтез в специализированных областях культуры» (1991).

Научная и творческая деятельность В.Н. Расторгуева с конца 1990-х гг. теснейшим образом переплетена с практической поли­тикой. В 1991-1993 гг. — эксперт Верховного Совета РСФСР. В 1993-1996 — депутат Совета Федерации Федерального Собрания РФ первого созыва (сенатор), заместитель председателя Комитета по социальной политике, экологии и здравоохранению, член Комиссии по Регламенту и парламентским процедурам. В 1996-2000 гг. — в Главном управлении внутренней политики Администрации Пре­зидента РФ. Член Научно-экспертного совета и Координационно­го Совета по социальной стратегии при Председателе Совета Фе­дерации, член Экспертного совета Комитета Государственной Думы по природным ресурсам и природопользованию. В разные годы был членом Президиума Российского фонда культуры, заме­стителем главного редактора журнала «Трибуна русской мысли».

С 2000 г. научная и творческая жизнь профессора Расторгуева тесно связана с Московским государственным университетом имени М.В. Ломоносова, куда он пришел работать на новую ка­федру теоретической политологии философского факультета (зав. кафедрой профессор А.С. Панарин). С 2003 г. он становится заве- дающим этой кафедры, а в конце 2008 г. переходит на созданную на философском факультете кафедру философии политики и пра­ва, на которой трудился до конца своей жизни.

В 2014г. В.Н. Расторгуев плодотворно сотрудничает в Россий­ском научно-исследовательском институте культурного и при­родного наследия имени Д.С. Лихачева (Институт Наследия), у истоков создания которого он стоял в начале 1990-х гг. Под его руководством в институте стали разрабатываться научные направления, связанные с исследованиями цивилизационных про­цессов в российском обществе. Он неоднократно выступал с до­кладами на международных конференциях и межпарламентских форумах. Валерий Николаевич был вдохновителем и организато­ром знаменитых Панаринских чтений, которые много лет прово­дятся на философском факультете Московского университета с участием Института Наследия. В 2021 г. состоялись XIX Панаринские чтения.

В.Н. Расторгуев в своих трудах разрабатывал сложную про­блематику философии и методологии стратегического планирова­ния применительно к мировой и российской социальной динами­ке, основы философии российской государственности. В центре его научных интересов всегда находились концептуальные вопро­сы национальной идентичности России, идейно-нравственных и культурных основ российского общества.

В.Н. Расторгуев последовательно и активно, с научных пози­ций выступал за укрепление цивилизационно-этнокультурной по­литики России, за последовательное отстаивание исторических духовных ценностей и актуальных национальных интересов Рос­сии. Своими идеями и огромными знаниями он щедро делился со своими коллегами и учениками — студентами и аспирантами Московского университета. Последовательно отстаивал свою по­зицию в многочисленных докладах на всемирных конференциях ООН и межпарламентских форумах, на международных научных конгрессах и конференциях, как в России, так и за рубежом.

В.Н. Расторгуев— лауреат Премии Правительства РФ в обла­сти науки и техники за разработку и внедрение системного эколо­гического мониторинга как компонента стратегической безопас­ности (2006). Почетный работник высшего образования РФ, госу­дарственный советник 3 класса, академик РАЕН и Академии Пла­тона (World University Academy Plato, Греция). За разработку Эко­логической доктрины России отмечен благодарностью Президента РФ (2003), Почетной грамотой Администрации Президента РФ. Участие в международных научных проектах отмечено орденом Авиценны (ООН) и орденом «Единение» (в честь 60-летия ООН). Имеет награды Русской Православной церкви за разработку сов­местных образовательных программ.

Библиография научных работ В.Н. Расторгуева включает более 300 наименований, в том числе и более 20 монографий и учебных пособий. Последние книги — «Природа самоидентификации: рус­ская культура, славянский мир и стратегия непрерывного образо­вания» (2004), «Колодцы мира. Экологическая доктрина России: от замысла к пилотным проектам» (общ. ред., 2004), «Экология человека в изменяющемся мире» (в соавт., 2008), «Философия и методология политического планирования» (2009), «Цивилизационное наследие славянского мира» (2009), «Пророк в своем отече­стве. О прогностическом даре Александра Панарина» (2010), «Умная политика и культура прогнозирования» (2012), «Патрио­тизм и русская цивилизационная идентичность в современном российском обществе» (2017, в соавт. с Т.В. Беспаловой), «Цивилизационное развитие России: наследие, потенциал, перспективы» (коллективная монография, 2018), «Философия политики и права: Энциклопедический словарь» (в соавт., 2018), «Совершенствова­ние понятийного аппарата в сфере государственной культурной политики современной России» (коллективная монография, 2020), «Национальная память в эпоху перемен» (в соавт., 2021), «Уни­верситетские лекции по истории философии политики и права» (в соавт., 2021).

Мощелков Е.Н

 

Расторгуева Р.Л.[1]

Воспоминания

Я молод.

Сетовать не след.

Но черных птиц

Я понял ругань.

И желтый Обнаженный свет –

Дурман

Осеннего недуга.

Я плод запретный

Не отверг

И более

Не знал запрета.

Я вечен.

Мой отмечен век

Конечной датою

За это.

Валерий Расторгуев. 1971 г.

 

Написал молодой аспирант 21 года… Впереди — ровно полве­ка и интересная, наполненная жизнь, которую он всегда выбирал и строил сам по своим особым, только ему известным маршрутам и лекалам.

Конечно, необыкновенная одаренность бросалась в глаза с дет­ства: мальчик легко сочинял прозу и стихи, прекрасно рисовал, но этого одного было бы мало без невероятного трудолюбия и упор­ства в достижении желаемого. Увлекшись графикой, часами про­сиживал над своими миниатюрными рисунками — экслибрисами, книжной графикой, малюсенькими значками, придуманными и из­готовленными своими руками, «которых больше ни у кого не бы­ло» и которые так любил дарить таким же, как он сам, книголю­бам и любителям старины. Книги оставались его драгоценным бо­гатством всю жизнь. А кумиром, конечно, был Александр Сергеевич, — нет, в юности еще не Панарин, а «наше всё», наш главный Александр Сергеевич, у могилы которого 14-летний Ва­лерик написал:

Монастырские тяжелые ворота,

Мозаичный древний образок, –

У стены высокой без заботы.

Как нарочно, полыхнул цветок.

Белые холодные ступени

Поднимались медленно туда,

Где лежали траурные тени,

Где я понял слово «никогда».

 

Все, кто переживают горькую утрату, часто слышат: «Время — лучший доктор, время все лечит»… Но у нас в семье доктор не очень хороший попался, боль от потери нашего любимого мужа, отца и деда не утихает. Не принимает сердце это «никогда», он просто уехал, и надо ждать…

В опустевшем доме все осталось на своих местах, его книги, его кресло; но нет главного, не звучит его голос, не льется его речь, которой нам больше всего не хватает.

Это тоже был дар — умение говорить. Легко, изящно, аргумен­тированно, убедительно, красочно: тут и метафоры, и пословицы, и цитаты, откуда-то бравшиеся в нужную минуту, и игра слов.

В стихотворении А.К. Толстого, ставшего прекрасным роман­сом, есть строчка: «Твоя же речь ласкает слух…» — удивительно точное определение! Увлекшись, он часто создавал свои уникаль­ные устные шедевры, которые хотелось слушать еще и еще. Я многократно бывала на его лекциях и выступлениях, всякий раз они заканчивались аплодисментами, слушатели плотно окружали лектора, благодарили, долго не отпускали, стараясь получить ответы на свои вопросы. Ему удавалось быстро найти контакт с лю­бой аудиторией и очень нравилось именно беседовать со слуша­телями, — важен был диалог. Холодный менторский тон — это было не его, — скучно, без изюминки, без перчинки. Нет, его сре­да — живая беседа, что очень нравилось присутствующим. В об­ществе «Знание», лектором которого он был много лет, не конча­лись заявки на лекции, просили прислать Расторгуева. Тверская область огромная, он исколесил ее всю, старался побывать везде, где ждали. Может быть, поэтому его так легко избрали в Совет Федерации: его знали, слушали, ему доверяли.

Доброжелательный, улыбчивый, деликатный, невероятно скромный, — таким привыкли его видеть все, кто с ним общался. Таким он был и в семье: кормильцем, советчиком, учителем, а глав­ное, он был сердцем нашей семьи — неутомимым тружеником, примером честного служения своему делу, своим близким. А его невероятная щедрость! А его тонкая ирония! Бывало, что и по­смеивался, но его ирония никогда не была злой, она не обижала, не унижала собеседника и перекрывалась самоиронией; он ча­стенько подшучивал над собой, повторяя, что, увы, не идеален.

Нам остро не хватает нашего любимого мудреца, к которому мы шли, как к Соломону, за разъяснениями, толкованиями и ре­шениями всех наших чепуховых проблем, а он, «по мере сил», старался помочь в наших затруднениях. Ни разу (!) нам не было сказано, что занят сейчас, что сложная работа и т.п. Напротив, все немедленно откладывалось в сторону и начиналось, иногда и му­чительное для него, вхождение в семейные проблемы (какие што­ры лучше повесить, куда поставить кресло, как разгрузить пере­полненный книжный шкаф и т.д.).

За 44 прожитых с ним года я не могу вспомнить моего мужа в унынии, депрессии, даже просто в плохом настроении, что назы­вается «встал не с той ноги». Не было этого у него! Удивительно оптимистичный, весь в работе, в решении очередной головолом­ки, никогда не опускавший руки от неудач (а у кого их не было?). То, что не получалось, его только раззадоривало. Сколько проек­тов, планов, программ смог он придумать, осуществить и пробить за свою жизнь, — поверьте, список не мал. В свои годы он был полон планов, идей, столько собирался разработать новых курсов лекций, написать задуманную книгу, да мало ли чего еще… Под­водили ноги, а голова работала прекрасно. На пенсии не пожил ни одного дня. Поэтому и не успел начать писать акварели, обещан­ные в молодости, привести в порядок обширную библиотеку, разобрать накопившиеся архивы…

А кто ответит на жгучие вопросы нашей сегодняшней жизни? Только он мог нам терпеливо растолковать, а часто и предсказать хитросплетение событий.

В старину повествование о герое заканчивали стандартной фразой «И это все о нем». Нет, все рассказать невозможно, потому что вспоминаются все новые грани таланта и богатства души за­мечательного человека, он рядом в душе и мыслях, и не может быть иначе, ведь

…Нам душу

Не понять свою.

Она — дитя,

Обману рада.

Готова верить

Мукам ада.

Не верит

Лишь Небытию.

1971

 

Соловьев А.В.

Жизнь с мыслью о России: о творческом пути В.Н. Расторгуева

С чего начинается Родина?

С картинки в твоем букваре.

С хороших и верных товарищей,

Живущих в соседнем дворе…

Из ПЕСНИ

Валерий Николаевич Расторгуев внес большой вклад в россий­скую науку и политическую практику России. Его деятельность стала отражением его личных качеств, сформировавшихся в пери­од его становления как гражданина своей страны.

Родившийся в Тверской области, он с раннего возраста полю­бил свою «малую родину». По мере взросления это чувство при­обрело масштаб любви ко всей стране и ее народу. Это нашло отра­жение в его жизненной позиции и профессиональной деятельности, о чем свидетельствуют его многочисленные труды, посвященные проблемам развития России как равноправной участницы мирово­го цивилизационного процесса.

Проникновенные слова песни трогают душу человека, раз­мышляющего о судьбе своей Родины. На протяжении столетий для многих соотечественников любовь к Отечеству была чув­ством, сплачивающим людей в рамках единого государства. Пат­риотизм — знаковое отношение человека к своим корням. Как правило, люди положительно относятся к Отчизне, но бывают случаи, когда они ненавидят свою Родину, желая ей беды и невзгоды. Такие примеры известны в истории. И само понятие «патриотизм» получает разноречивые оценки у разных людей в зависимости от их убеждений.

Говоря о качествах человека, гражданина и ученого, трудно обойти понятие «патриотизм». Оно возникло еще в давние време­на и характеризовало гражданскую позицию человека. В разные времена в зависимости от типа государственного устройства, по­литической обстановки оно меняло свое содержание. Учитывая то, что и многие термины политики имеют ценностные черты, по­нятие патриотизма, особенно с добавлением различного рода уточняющих определений, приобретало различный смысл и трак­товки, носившие порой контекстуальный характер.

Не пытаясь осветить все аспекты понимания этого термина, можно предположить, что речь идет о попытке расценить его че­рез критерии «истина» и «ложь». Конечно, это не исчерпывает всех его коннотаций. Людям присуще желание получить четкий ответ на свой вопрос, как в стихотворении В.В. Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо?». Как свидетельствует история, эта проблема по-разному трактовалась авторитетными авторами, которые привносили в решение проблемы элемент субъективно­сти. Л.Н. Толстой, используя «определение», данное патриотизму Самуэлем Джонсонам (1709-1784) в афористической форме на одном из заседании Литературного клуба в 1775 году («Патрио­тизм — последнее прибежище негодяя»), резко отрицательно отзы­вался о патриотизме. В период горбачевской перестройки подобная характеристика этого феномена была широко распространена в либеральных кругах, с целью дискредитации положительного отно­шения

 

к своей стране у граждан СССР. Правда, любители выбо­рочного цитирования забывали о контексте, в котором был первично произнесен афоризм. Позднее Джеймс Боссуэлл, присутствовавший на литературном вечере, в жизнеописании Джон­сона попытался разъяснить истинный смысл этой фразы. По его мнению, это относилось к тому патриотизму, которым многие во все времена и во всех странах прикрывали личные интересы.

Когда размышляешь о вкладе, внесенном В.Н. Расторгуевым в российскую науку, в педагогический процесс, в государственную службу, в отношения с коллегами, учениками, — подыскиваешь емкое слово, которое охарактеризовало бы его со всех сторон. Наверное, одним словом не обойдешься. Наиболее подходящие — это любовь и уважение к Человеку. Отсюда можно как в теореме вывести все остальное.

Жизнь давала ему по его силам и способностям. После оконча­ния филологического факультета Калининского государственного педагогического института в 1971 году он поступил в аспиранту­ру кафедры философии того же института, которую успешно за­кончил. Потребность осмысления философских аспектов науки, культуры, образования направила его профессиональную жизнь именно в это русло. С 1987 года он возглавил кафедру философии в Тверском государственном университете. В 1991 году защитил докторскую диссертацию.

С 1991 года он — на государственной службе, где стремится во­плотить свои замыслы применительно к областям деятельности, ко­торыми занимался: в качестве эксперта Верховного Совета РСФСР (1991-1993), депутата Совета Федерации Федерального Собрания РФ первого созыва, заместителя председателя Комитета по социаль­ной политике, экологии и здравоохранению, члена Комиссии по Ре­гламенту и парламентским процедурам, государственного советника 3 класса Администрации Президента РФ (1996-2000).

Отдельным видом творческой деятельности В.Н. Расторгуева были публикации в российских и иностранных СМИ. Тематика этих публикаций соответствовала его научным интересам, а также его гражданской позиции. Он является автором свыше 300 науч­ных публикаций, в том числе 20 монографий и учебных пособий. Кроме российских изданий В.Н. Расторгуев публиковался в ино­странных СМИ. Вспоминаются две статьи, которые мне довелось переводить на французский язык для журналов «Conflits» («Кон­фликты»)[2] и «Liberte politique» («Политическая свобода»)[3]. Как профессиональный переводчик, могу сказать, что мне приятно было переводить его тексты, так как они отличались ясностью и содержательностью. Думаю, что идеи статей были положительно восприняты французскими читателями.

В своих публикациях он выступал против нападок на Россию со стороны ее противников, пытающихся отождествить фашизм с Россией, взвалить ответственность за последствия Второй миро­вой войны на народ-освободитель и любой ценой отыскать или насадить «русский фашизм» до прямого оправдания и даже лега­лизации гитлеризма .

Он думал о будущем России, об укреплении ее государствен­ности и путях, ведущих к этому. В одной из своих политико- философских статей он писал: «Не пора ли признать самоочевид­ный факт: образование сильного государства начинается с силь­ной и выверенной научной и образовательной стратегии, не про­тиворечащей религиозной культуре народа и национальным интересам, что позволит раскрыть системный потенциал страны — духовный, интеллектуальный, экономический и природный?»[4].

Его волновали не только проблемы внешней политики, но и внутренней; проблемы постперестроечного периода, например проблема отношений между «самоназванными элитами» и наро­дом. В.Н. Расторгуев отмечает процесс стремительного разделе­ния так называемых элит. Это разделение, по его мнению, проис­ходит не только по схеме «актеры и публика», но и по другой — «сытые и голодные». Он показывает, что самоназванная элита вы­тесняет и пожирает цеховые элиты — сообщество подлинных ма­стеров и подмастерьев, подлинно профессиональную националь­ную элиту, являющуюся продуктом долгой, иногда многовековой и межпоколенческой селекции. В современной России она совер­шенно не представлена на политической сцене[5]. В.Н. Расторгуев далек от приукрашивания реальности; можно сказать, что он обостренно воспринимал противоречия и трудности реальной жизни во всех сферах, в том числе и в политической сфере.

Важной вехой, характеризующей В.Н. Расторгуева как челове­ка и соратника, были ежегодные Панаринские чтения, которые он организовывал на философском факультете в память о своем дру­ге и соратнике А.С. Панарине. Организации и проведению этих чтений В.Н. Расторгуев отдавал много сил — физических, духов­ных, организационных. Они собирали большое количество людей, заинтересованных в возрождении нашей страны. Уровень и цели конференции привлекали не только отечественных участников, но и представителей иностранных государств. В этих чтениях регу­лярно принимали участие выпускники кафедры, не теряющие с ней связь. К сожалению, Панаринские чтения в декабре 2021 г. прошли без его участия в связи с безвременным уходом Валерия Николаевича из жизни. Они были посвящены проблеме нацио­нальной идентичности России в эпоху стратегической нестабиль­ности. Это — одна из проблем, привлекавших интерес ученого и гражданина.

Будучи талантливым педагогом, В.Н. Расторгуев с присталь­ным вниманием следил за процессами в отечественном образова­нии. Далеко не все радовало его: не только недостатки ЕГЭ, но и другие проблемы. В частности, это относится к стратегиям непре­рывного образования. Он указывает на особые риски, возникаю­щие в ходе реформирования отечественной системы образования, а также управления наукой: 1) непрекращающееся реформирова­ние, не оставляющее ни малейших шансов на успешность реформ; 2) осуществление реформ по преимуществу строго по вертикали, зачастую наперекор мнению профессионального сообщества и специфике регионов; 3) выбор стратегии реформирования в сфере образования и науки продиктован не внутренними потребностями страны, а просто навязан, прямо скопирован или механически за­имствован. В основе мотивации копирования болонской системы в РФ — желание любой ценой и в кратчайшие сроки создать от­крытое образовательное пространство (ЕС-РФ) с унифицирован­ными требованиями. Он отмечал, что реализация этого замысла осуществляется путем грубого демонтажа лучших и конкурентно- способных отечественных моделей обучения. В.Н. Расторгуев подчеркивал, что незавершенный характер процесса делает даже начальные цели «пожизненного образования» трудно реализуе­мыми[6].

Важная сторона в деятельности преподавателя — это ученики и продолжатели. В.Н. Расторгуев уделял этому вопросу большое внимание. Он сыграл значимую роль в формировании молодых ученых. Это касалось не только тематики, а в значительной степе­ни и развития научного потенциала учеников, передачи знаний и методологического опыта новому поколению российских ученых. Под его научным руководством было защищено 10 кандидатских и 1 докторская диссертация. Не менее важным было руководство дипломниками. Именно на этом этапе формируются и закрепля­ются навыки научной работы. За время работы на философском фа­культете под руководством В.Н. Расторгуева защитились 13 студен­тов-выпускников.

В.Н. Расторгуев при понимании противоречий развития совре­менной России обладал чувством исторического оптимизма. Он писал: «Будем надеяться, что Россия переживет не только своих могильщиков, но и тех, кто решится занять их место. Но это — оп­тимистический сценарий, который невозможно предсказать, хотя можно осуществить. Здесь все зависит не столько от поставленной цели, сколько от верности тому служению, к которому относится всякая созидательная деятельность, в том числе и политика, если она, конечно, мотивирована нравственным чувством. В противном случае социальная политика становится антисоциальной, культур­ная — антикультурной, и так по всему спектру политик»[7].

Его слова носили порой провидческий характер: «Разлом Рос­сии и глобальный разлом — две стороны одной медали. Возмож­но, последнему разлому будут предшествовать скрежет, трещины по фасаду и бегство крыс, и многие смогут подготовиться к худ­шему. Возможно, это произойдет совершенно спонтанно, от накопившейся усталости несущих конструкций, которые не были рас­считаны на чрезмерные нагрузки.. .»[8].

Филологическое образование, полученное в Калининском госу­дарственном педагогическом институте, сформировало у В.Н. Рас­торгуева особое отношение к устной и письменной речи, высокую требовательность к тому, что выходило из-под его пера, а также понимание значения языка в жизни человека и государства. Он отмечал важную особенность российской цивилизации — единое языковое и образовательное пространство, выстроенное в боль­шинстве регионов на принципах билингвизма. Все разноязычные этнические группы в результате получили в России защиту своих родных языков и культур и благодаря этому внесли безмерный вклад в становление русского языка как языка межнационального общения. В.Н. Расторгуев подчеркивал, что именно русский язык и культура билингвизма являются всеобщим цивилизационным достоянием и условием успешного развития.

Именно потому, что язык играет важнейшую роль в формиро­вании сбалансированных отношений в полиэтнических государ­ствах, один из основных ударов русофобской политики на Укра­ине, по мнению В.Н. Расторгуева, был нанесен по русскому языку и в целом по русской культуре[9].

В.Н. Расторгуев регулярно выступал в СМИ. Чаще всего в Ин­формационном агентстве «Русская народная линия», а также на российском федеральном общедоступном телеканале «Обще­ственное телевидение России» (OTP). Его выступления носили злободневный характер и подкупали искренностью позиций и глубиной проникновения в проблемы; в частности, затрагивали взаимодействие между властью и гражданами России.

В.Н. Расторгуев возлагал надежды на возрождение и укрепле­ние России: «Подлинный лик России открывается только тем, ко­му дано видеть и служить. Да и Россия в отличие от множества других государств устроена так же: пока она служит высшей цели, она сильна и едина, когда же эта цель подменяется или уходит, и жизнь ее теряет смысл, а распад страны становится делом техники и суетной заботой нанятых политтехнологов. Но возвращается ве­ра в дома и души, оживает русский дух в наших сердцах, а с ним возвращается энергия государственного строительства»[10].

В рамках одной статьи невозможно полностью описать личность человека, особенно одаренного различными талантами. Но когда каждый воспроизведет в этом сборнике запомнившиеся ему факты, черты характера своего коллеги, которые запомнил, можно надеять­ся на сохранение образа человека, который был рядом с нами.

Начав словами одной известной песни, закончу осмыслением строк другого не менее известного стихотворения — М. Светлова: «Отряд не заметил потери бойца и “Яблочко”- песню допел до кон­ца». Мы заметили потерю Валерия Николаевича, мы скорбим о его безвременном уходе, но «Яблочко» – песню мы допоем и всегда бу­дем помнить о нашем друге, товарище и наставнике. Каждый будет вспоминать о нем в соответствии с тем, кем он для него был.

 

Сытин А.Г.

Валерий Николаевич Расторгуев как исследователь творчества А.С. Панарина

Когда думаешь сегодня о Валерии Николаевиче Расторгуеве, память неизбежно как-то связывает его с Александром Сергееви­чем Панариным. Это неудивительно: Валерий Николаевич был преемником Александра Сергеевича по кафедре, его верным со­ратником, его единомышленником во всех важнейших вопросах, его личным другом, продолжателем его дела. В человеческом плане то, что сделал Валерий Николаевич после того, как Алек­сандра Сергеевича весьма безвременно не стало, на мой взгляд, вообще может служить образцом того, что можно сделать для то­го, чтобы память о друге оставалась живой.

Валерий Николаевич очень много сделал для сохранения и пе­реиздания трудов А.С. Панарина. Наиболее очевидный результат этой деятельности — переиздание важнейших трудов ученого в виде фундаментального тома (объемом более 1200 страниц) под названием «Православная цивилизация» в знаменитой книжной се­рии «Русская цивилизация» под общей редакцией О.А. Платонова. Книга вышла в 2014 году[11]. В этом прекрасном издании В.Н. Растор­гуев участвовал и как составитель сборника, и как автор весьма со­держательного предисловия (объемом более печатного листа) о всех важнейших аспектах мысли и деятельности Александра Сергеевича (само это предисловие написано таким образом, что может рассмат­риваться как отдельная и значительная научная работа, имеющая са­мостоятельное значение). Кроме того, очень хорошая презентация этой книги была организована в рамках Международной книжной выставки-ярмарки в Москве в 2014 году. Велика заслуга Валерия Николаевича и в том, что подавляющее большинство значительных работ А.С. Панарина сегодня доступно читателям и в электронном виде (отметим, например, книгу Панарина «Русская культура перед вызовом постмодернизма», куда вошел и текст его неоконченной книги «Духовные катастрофы нашего времени в свете современного философского знания», которая никогда не выходила из печати при жизни Александра Сергеевича12).

Очень много сделал В.Н. Расторгуев и для популяризации идей Александра Сергеевича, причем в самых различных формах: и в своих учебных занятиях, и в своих многочисленных выступлени­ях в средствах массовой информации, и как научный руководи­тель — в организации работы своих студентов и аспирантов по близкой тематике; и, конечно, же, в форме «Панаринских чте­ний», которые, начиная с 2004 года, проходят ежегодно и в кото­рых роль Валерия Николаевича и как идейного вдохновителя, и как непосредственного организатора и ведущего, что называется, трудно переоценить[12]. Отдельно нужно сказать о серии коллектив­ных монографий, которые были изданы затем на основе и по ма­териалам этих чтений.

Таким образом, можно сказать, что Валерий Николаевич Растор­гуев неустанно и очень верно служил сохранению памяти А.С. Па­нарина — и как (во многом) хранитель его наследия, и как популяри­затор и пропагандист его идей, и как продолжатель его дела в самом широком смысле этого слова. Однако в данной статье хочется ска­зать о роли Валерия Николаевича именно как исследователя трудов А.С. Панарина, что представляло собой в известном смысле целое направление его деятельности. Цель настоящей статьи — выявить и проанализировать ключевые идеи важнейших работ В.Н. Расторгуе­ва, посвященных исследованию наследия А.С. Панарина.

О наследии А.С. Панарина В.Н. Расторгуевым написано нема­ло. Отчасти это было обусловлено сложившейся и всеми призна­ваемой ролью Валерия Николаевича как главного «идейного наследника» Панарина и главного специалиста по его наследию. Однако среди этих работ выделяются некоторые, где, как пред­ставляется, изложены главные идеи В.Н. Расторгуева в данной области. Прежде всего хотелось бы назвать книгу Валерия Нико­лаевича «Пророк в своем отечестве. О прогностическом даре Александра Панарина», составленную из ряда его статей и вы­ступлений и вышедшую из печати в 2010 году[13]. Также очень зна­чительным по содержанию представляется уже упомянутое выше «Предисловие» В.Н. Расторгуева в фундаментальном издании тру­дов А.С. Панарина под названием «Православная цивилизация»[14]. Весьма концентрированной по содержанию является также энцик­лопедическая статья Расторгуева «Панарин Александр Сергеевич», написанная сначала для словаря «Философия политики и права. 100 основных персоналий» и затем воспроизведенная в издании «Фи­лософия политики и права: Энциклопедический словарь» (новей­шее издание — 2021 года)[15]. Самостоятельный интерес представля­ют также, на наш взгляд, такие, например, статьи В.Н. Расторгуева по указанной тематике, как «Политическая теория и аналитика Александра Панарина» (2015)[16], «Традиционализм А.С. Панарина» (2017)[17], «Призвание и признание Александра Панарин» (2014)[18].

Для нас важно, прежде всего, выявить, что именно в творче­ском наследии А.С. Панарина более всего привлекало внимание В.Н. Расторгуева как исследователя. В плане выбора трудов ответ на этот вопрос представляется достаточно очевидным. В ответ на вопрос о важнейших трудах Панарина Валерий Николаевич все­гда называл две книги позднейшего периода творчества мыслите­ля: «Православная цивилизация в глобальном мире» (2002)’ и «Стратегическая нестабильность в XXI веке» (2003) . По мнению Расторгуева, в этих книгах более всего нашла выражение соб­ственная концепция Панарина. Важным доказательством таких приоритетов для В.Н. Расторгуева среди трудов Панарина высту­пает то, что именно эти два труда Валерий Николаевич выбрал для включения в уже упоминавшийся нами том избранных произ­ведений мыслителя «Православная цивилизация». Валерий Нико­лаевич, впрочем, очень хорошо знал наследие Панарина и нередко цитировал (или приводил в списках, в энциклопедических и сло­варных статьях) и другие его работы, например: «Россия в циви- лизационном процессе (между атлантизмом и евразийством)», «Глобальное политическое прогнозирование», «”Вторая Европа” или “Третий Рим”», «Искушение глобализмом», «Реванш исто­рии: российская стратегическая инициатива в XXI веке»[19]; а также упоминал его неоконченную работу «Духовные катастрофы наше­го времени в свете современного философского знания» (мы уже отмечали выше, что текст этой неоконченной книги затем цели­ком был включен в посмертное издание «Русская культура перед вызовом постмодернизма».

За время, которое прошло с кончины А.С. Панарина, сложи­лась уже определенная литература о нем и его творчестве[20], так что уместно, вероятно, отметить, что именно отличает работы о нем, принадлежащие перу В.Н. Расторгуева.

Очень хорошо написала об А.С. Панарине его супруга и вер­ный соратник, доктор философских наук Наталья Николаевна За­рубина. Она сосредоточила внимание прежде всего на мировоз­зренческих установках и методологическом подходе Панарина. В частности, она отмечала, что А.С. Панарин мыслил категориями Вызова и Ответа, искал, каким образом можно через научное фи­лософское творчество дать достойные ответы на вызовы совре­менной эпохи. Одной из важнейших угроз обществу он считал угрозу гражданской демобилизации. А одним из главных вызовов, «обращенных к современным ученым в области философии и гу­манитарных наук, считал вызов постмодерна, искушающий со­блазном принять за подлинную научность абстрактные игры с текстом»21.

Гражданское служение философа, по мнению Н.Н. Зарубиной, А.С. Панарин понимал прежде всего как возврат философии к статусу науки, объясняющей мир. Одновременно он понимал по­литическую философию как выражение глубочайшего неравно­душия философа к тому, что происходит в современном ему мире. Так, он полагал, что политической философии необходимо выра­ботать язык, на котором можно было бы формулировать нацио­нальный опыт доступно для всего народа. Также он был глубоко чужд идее «очистить» знание о политике от ценностей, ценност­ных подходов. Панарин (вослед Альберту Швейцеру и Ивану Ильину) полагал, что мир открывается исследователю лишь по­стольку, поскольку ангажирует его. Поэтому исходный методоло­гический принцип философского исследования, по Панарину, — это ангажированность исследователя. И, наверно, в особой степе­ни это относится к социальной и политической философии, со­средоточивающим внимание на общественном положении чело­века. В основе научного творчества в этих областях, согласно Панарину, — сопричастность к другому, забота о другом. И, ко­нечно, никак нельзя считать случайным, что, по свидетельству Натальи Николаевны, Александр Сергеевич Панарин неоднократ­но заявлял: «Я остаюсь со своим народом»[21] Несомненно, в этом было не только научное, но и человеческое кредо мыслителя.

Несомненно, немало существенного о Панарине как специалисте по изучению политики было сказано в коллективной монографии, посвященной XV Панаринским чтениям и увидевшей свет в 2018 го­ду. В этом издании политологическим подходам Панарина была по­священа целая 3-я часть (она называется «Политологическая школа Александра Панарина: исторический опыт и проекция будущего») [22]. Отметим здесь в особенности новаторский подход Е.И. Глушенко- вой, впервые рассмотревшей А.С. Панарина как русского космиста; интересный подход донецкого ученого Д.Е. Музы, трактующего стратегический цивилизационный реванш по Панарину как новый концепт для «русской идеи» применительно к XXI веку, а также ста­тью М.И. Сигачева о политической онтологии Панарина[23].

Целые диссертации по политическим наукам (не говоря уже о сопутствующих статьях) посвятили творчеству А.С. Панарина JI.T. Восканян [24] и затем М.И. Сигачёв [25] (научным руководителем Восканян была Л.Г. Швец, а научным руководителем М.И. Сига- чёва на завершающем этапе — сам В.Н. Расторгуев). При этом JI.T. Восканян делает акцент на политологической публицистике Панарина и его политическом прогнозировании, а М.И. Сигачёв — на становлении панаринской авторской концепции философии политики, в том числе панаринском анализе политических тради­ций Запада и Востока.

Ряд примечательных работ по наследию А.С. Панарина опуб­ликовал кировский ученый А.Н. Харин. Особого внимания заслу­живает, безусловно, его монография «Россия и мир в творчестве Александра Панарина»[26]. Собственный взгляд на творчество Пана­рина развивает А.П. Цыганков в работе с содержащим очевидные аллюзии названием «Александр Панарин как зеркало российской революции»[27]. Особенный аспект деятельности А.С. Панарина за­трагивает Т.А. Сенюшкина в примечательной статье «Панарин и Крым»[28]. Особый взгляд на творчество А.С. Панарина как на рус­ский «цивилизационный национализм» выражает французская ис­следовательница Марлен Ларюэль в статье «Александр Панарин и “цивилизационный национализм” в России» [29].

Исследования данной проблематики В.Н. Расторгуевым отли­чаются особенно основательным знанием того, из чего, из каких озабоченностей и размышлений рождались труды А.С. Панарина; глубоким проникновением в то, в чем состояли замыслы и глав­ные смыслы основных панаринских работ, а также большой обобщенностью взгляда на изучаемые проблемы и рядом соб­ственных содержательных приоритетов.

Еще в 2017 году В.Н. Расторгуев пишет, что «еще не настало, видимо, время, чтобы объективно оценить масштаб панаринского наследия» [30]. Однако Валерий Николаевич делает очень много для того, чтобы такое время настало как можно скорее и чтобы важ­нейшие идеи А.С. Панарина получили максимально возможную известность и в неискаженном виде вошли в поле общественного дискурса.

Говоря о биографии, жизненном и творческом пути мыслителя, Валерий Николаевич крепко увязывал это с размышлением о том, как формировались важнейшие ценности, приоритеты и черты ха­рактера А.С. Панарина, без которых его путь как выдающегося и глубоко самостоятельного мыслителя едва ли стал бы возможен.

В.Н. Расторгуев всегда подчеркивал, что А.С. Панарин родился в Донбассе, в шахтерском городе Горловка [31] очень незадолго до начала Великой Отечественной войны. Разумеется, нельзя считать случайным, что именно на донбасской земле (тоже в шахтерском городе Краснодон) возникает в годы войны «Молодая гвардия» — организация (а точнее — целая совокупность организаций) бес­страшных молодых патриотов, готовых даже ценой жизни осво­бодить свою землю от насильственного иноземного владычества. Именно донбасское детство дало А.С. Панарину очень важную закалку характера (о его характере В.Н. Расторгуев потом напи­шет, что он «не страшился ни интеллектуального одиночества, ни осуждения за мысли, несозвучные с духом времени, от кого бы такое суждение ни исходило» [32]). «Впитанный с детства дух неза­висимости, — полагает Расторгуев, — память о корнях и природ­ное свободолюбие стали главными чертами личности Александра.

Панарина, во многом предопределившими и его жизненный путь, и творчество, и даже политические воззрения» [33].

Эта независимость характера, склонность прокладывать само­стоятельные пути, по мнению В.Н. Расторгуева, создавала Пана­рину определенные жизненные сложности, особенно в его моло­дые (в частности, студенческие) годы, однако все это весьма пригодилось, когда Панарин решал впоследствии важные нова­торские задачи: создание в нашей стране политологии сначала как учебной дисциплины, а затем и как учебной и научной специаль­ности; создание первых учебников по политологии и по филосо­фии политики; формирование на философском факультете МГУ первой кафедры теоретической политологии; создание (совместно с И. Кучмаевой) Государственной академии славянской культуры; написание около 30 книг, основанных на новаторских методоло­гических подходах.

Говоря о его жизненном пути в целом, В.Н. Расторгуев отме­чал, что Панарин на протяжении всей жизни оставался самим со­бой, что он понимал жизнь как служение и для него в жизни было два служения — истине и России. «Два служения были даны Александру Панарину, — писал Валерий Николаевич. — Два служения и один крест. Но крест этот был ему по силам — по та­ланту, по его духовной мощи, по вере, ибо не бывает креста выше сил человеческих» [34].

Что же касается деятельности Панарина, взятой в целом, то, по мнению В.Н. Расторгуева, она была основана на сложных и до­вольно необычных синтезах. Так, например, наука и публицисти­ка требуют нередко различных подходов. Однако в творчестве Панарина, согласно Расторгуеву, трудно отделить исследователь­скую работу от педагогической, публицистической и просвети­тельской. Скажем, любой написанный им учебник был одновре­менно шагом в неизведанное, оригинальной и новаторской научной работой. То, что он делал, требовало сложного соедине­ния знаний в весьма различных областях. Но и не только знаний. Как писал Расторгуев, Панарину удалось соединить «высокую культуру философской мысли, опирающейся на западную и оте­чественную традицию, в том числе и богословскую, святоотече­скую, с самостоятельным поиском новых подходов в области поли­тической аналитики и прогностики на основе четкого понимания национальных интересов» [35]. Таким образом, работы Панарина вы­ступали не только как глубокие исследования весьма важных проблем, но и как служение русской культуре и утверждение определенных ценностей, среди которых для Панарина всегда бы­ли служение интересам народа, реабилитация бедных, сохранение цивилизационного многообразия, восстановление исторической памяти поколений.

Именно на этих ценностных основаниях строились для Панари­на политическая теория и аналитика, что было для времени, когда они формировались, далеко не обычным явлением. И как раз но­визна и актуальность такого социокультурного подхода к исследованию политики позволили Панарину, по мнению В.Н. Расторгуева, заложить основы новой научной школы, соеди­нив знания в области философии, отечественной истории, мировой политической науки с верностью традиционным ценностям право­славной цивилизации. Именно верность определенной ценностной линии заставила А.С. Панарина пересматривать обычную «повест­ку дня» сложившейся в мире политической науки. Так, например, он был убежден в том, что задача политической науки — артикуля­ция и осмысление самых болезненных и табуированных, закрытых для публичного обсуждения социальных проблем [36].

Необходимо здесь добавить, что построить изучение такого рода табуированных проблем в рамках академической политиче­ской науки — задача очень и очень непростая. «Требуется, — пи­сал Панарин, — не только гражданское, но и специфическое ин­теллектуальное мужество, чтобы понять, с каким вызовом мы… на самом деле сталкиваемся». — Но по-другому действовать, по убеждению Панарина, настоящему ученому невозможно, по­скольку те из ученых, кто сознательно избегает самых сложных, табуированных тем, «спокойно, со знанием дела и чувством вы­полненного долга подставляют под удар тех, кому должна слу­жить наука. И эта позиция уважения не заслуживает».

Панарина решительно не устраивало то направление в нашей становящейся политической науке, которое занималось «некритическим заимствованием образцов и парадигм, сло­жившихся в западной политологии в конце XX века» [37]. — И по­этому он прикладывал все усилия для формирования такого изучения политики, которое было бы обращено лицом к реаль­но стоящим проблемам, прежде всего проблемам нашей стра­ны. Необходимо, согласно Расторгуеву, иметь в виду, что из общего патриотического настроя еще не вытекает способности построить науку, которая реально служила бы интересам стра­ны. Как писал Валерий Николаевич, «импортозамещение и се­годня почти не коснулось деятельности, которую можно назвать производством смыслов, востребованных в публичной политике»[38]. Поэтому выстраивать такое, действительно полез­ное для понимания реально происходящего в мире и для разви­тия страны политическое знание — задача отдельная и отнюдь не утратившая своей актуальности. И сегодня идеи к построе­нию именно такого знания мы можем рассматривать в извест­ном смысле как общее духовное завещание Александра Сергее­вича Панарина и Валерия Николаевича Расторгуева, как обращенное к нам и важное для нас их наследие.

 

[1] Расторгуева Лариса Львовна – вдова профессора В.Н. Расторгуева.

[2] Rastorguev V. La grande oeuvre de Poutine а ё1ё la reintegration de la Russie // Conflits. 2020. № 25. P. 56-57.

3 Rastorguev V. Conservatisme et ideologie dans la Russie de Vladimir Poutine // Liberte politique. 2020. № 84. P. 109-122.

[4]  Расторгуев В.Н. Национальная и политическая идентичность: полномочия власти и власть народа // Трибуна русской мысли. 2007. № 8. С. 135.

[5]  См.: Расторгуев В.Н. Национальная и политическая идентичность: полно­мочия власти и власть народа // Трибуна русской мысли. 2007. № 8. С. 137.

[6] См.: Расторгуев В.Н. Непрерывное реформирование системы образования далеко от целей // Философия политики и права: Ежегодник научных работ. Вып. 12. Судьбы образования в России: философско-политологические исследования ! Под общ. ред. Е.Н. Мощелкова; науч. ред. А.В. Никандров. М„ 2021. С. 144-147.

[7]  Расторгуев В.Н. Природа социального разлома и долгосрочная стратегия России // Трибуна русской мысли. 2008. № 9. С. 18.

[8]  Расторгуев В.Н. Природа социального разлома и долгосрочная стратегия России // Трибуна русской мысли. 2008. № 9. С. 19-20.

[9]  См.: Расторгуев В.Н. Культурная политика России: отраслевая лоция или цивилизационная миссия? // Трибуна русской мысли. 2014. № 15. С. 14.

[10] Расторгуев В.Н. Национальный вопрос в России: риск познания и полити­ческое табуирование // Трибуна русской мысли. 2007. № 7. С. 191.

[11] Панарин А.С. Православная цивилизация / Сост., автор предисл. В.Н. Рас­торгуев; отв. ред. О.А. Платонов. М.: Институт русской цивилизации, 2014.

[12] Приятно отметить, что эта традиция не прервалась и после кончины Вале­рия Николаевича: благодаря усилиям прежде всего проф. Е.Н. Мощелкова оче­редные чтения в декабре 2021 года прошли на таком же высоком уровне.

[13]       Расторгуев В.Н. Пророк в своем отечестве. О прогностическом даре Алек­сандра Панарина / Отв. ред. И.К. Кучмаева М.: Издательский центр ГАСК, 2010.

[14] Расторгуев В.Н. Предисловие // Панарин А.С. Православная цивилизация. М., 2014. С. 5-38.

[15] Расторгуев В.Н. Панарин Александр Сергеевич // Философия политики и права. 100 основных персоналий. Словарь: Учебное пособие / Под общ. ред. Е.Н. Мощелкова, науч. ред. А.В. Никандров. М., 2015. С. 215-220; Расторгуев В.Н. Панарин Александр Сергеевич // Философия политики и права: Энцикло­педический словарь / Под общ. ред. Е.Н. Мощелкова; науч. ред. А.В. Никан­дров. М., 2018. С. 293-296.

[16] Расторгуев В.Н. Политическая теория и аналитика Александра Панарина // Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. 2015. Т. 9. Вып. 1: Цивилизации в эпоху глобализма. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина. Тематический выпуск кафедры философии политики и права философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Стационарный сетевой адрес: 2227- 9490eaprovr_e-ast9-1.2015.21.

[17] Расторгуев В.Н. Традиционализм А.С. Панарина // Традиционализм в эпоху революций: Культурная политика и цивилизационный выбор: Коллективная мо­нография по материалам XIV Международных Панаринских чтений / Отв. ред. В.Н. Расторгуев; науч. ред. А.В. Никандров. М., 2017. С. 7-14.

18 Расторгуев В.Н. Признание и призвание Александра Панарина. Предисло­вие // Цивилизационная миссия России. XII Панаринские чтения: Сб. статей / Отв. ред. В.Н. Расторгуев. М., 2014.

[19] Панарин А.С. Россия в цивилизационном процессе (между атлантизмом и евразийством). М., 1994; Панарин А.С. «”Вторая Европа” или “Третий Рим”». Избранная социально-философская публицистика. М., 1996; Панарин А.С. Ре­ванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке. М., 1998; Па­нарин А.С. Искушение глобализмом. М., 2000; Панарин А.С. Глобальное полити­ческое прогнозирование. М., 2002.

[20] И даже не только литература: так, в Крыму, который он не раз посещал при жизни, по инициативе проф. Т.А. Сенюшкиной был снят (и на очень хорошем профессиональном уровне) посвященный А.С. Панарину документальный фильм, который был затем показан участникам Панаринских чтений в Москве.

21Зарубина Н.Н. А.С. Панарин: гражданское и методологическое кредо иссле­дователя // Вестник Российского философского общества. 2005. № 1. С. 199.

[21] Цит. по: Зарубина Н.Н. А.С. Панарин: гражданское и методологическое кредо исследователя // Вестник Российского философского общества. 2005. № 1. С. 201. Интересно, насколько это близко настрою, выраженному в одном из самых прочув­ствованных стихотворений того же времени замечательного советского и российско­го поэта Николая Николаевича Добронравова: «Остаюсь с обманутым народом».

[22] См. в: Выбор долгосрочной стратегии в условиях глобальной нестабильно­сти и цивилизационное наследие России: Коллективная монография по материа­лам XV Международных Панаринских чтений / Отв. ред. В.Н. Расторгуев; науч. ред. А.В. Никандров. М., 2018. С. 372-440.

[23] См. в коллективной монографии «Выбор долгосрочной стратегии в услови­ях глобальной нестабильности и цивилизационное наследие России» статьи: Глушенкова Е.И. А.С. Панарин как русский космист. С. 422-429; Муза Д.Е «Рус­ская идея» как цивилизационный стратегический концепт для XXI века: версия А.С. Панарина. С. 388-408; Сигачёв М.И. Политическая онтология как ядро фи­лософии политики А.С. Панарина. С. 430-440.

[24] Восканян Л.Т. Эволюция политологической концепции А.С. Панарина. Дис. … к.полит.н. Ростов-на-Дону, 2013.

[25] Сигачёв М.И. Философия политики А.С. Панарина: становление авторской концепции и ее роль в современном политико-философском дискурсе. Дис. … к.полит.н. М., 2019.

[26] Харин А.Н. Россия и мир в творчестве Александра Панарина. М., 2017.

27 Цыганков А.П. Александр Панарин как зеркало российской революции // Вест­ник Московского университета. Сер. 18: Социология и политология. 2005. № 4.

[28] Сенюшкина Т.А. Панарин и Крым // Цивилизационная миссия России. XI Пана- ринские чтения: Сб. статей / Отв. ред. В.Н. Расторгуев. М., 2014.

29Ларюэль М. Александр Панарин и «цивилизационный национализм» в Рос­сии // Русский национализм: Идеология и настроение / Сост. А. Верховский. М., 2006. С. 165-182. Опубликовано затем также в издании: Форум новейшей во­сточноевропейской истории и культуры. Русское издание. 2009. № 2 // wwwl.ku- eichstaett.de/ZIMOS/forurn/inhaltruss 12.html.

[30]        Расторгуев В.Н. Традиционализм А.С. Панарина // Традиционализм в эпоху революций: Культурная политика и цивилизационный выбор: Коллективная мо­нография по материалам XIV международных Панаринских чтений / Отв. ред. В.Н. Расторгуев; науч. ред. А.В. Никандров. М., 2017. С. 11.

[31] Есть какой-то глубокий символизм в том, что и сегодня Горловка (входя­щая, как известно, в ДНР) — что называется, на линии огня, принимает на себя едва ли не главные удары, становится чуть ли не ежедневно приоритетным объ­ектом вооруженных атак со стороны сил, все более открыто противостоящих всему русскому миру.

[32] Расторгуев В.Н. Традиционализм А.С. Панарина // Традиционализм в эпоху революций: Культурная политика и цивилизационный выбор: Коллективная мо­нография по материалам XIV международных Панаринских чтений / Отв. ред. В.Н. Расторгуев; науч. ред. А.В. Никандров. М., 2017. С. 13.

[33] Расторгуев В.Н. Предисловие // Панарин А.С. Православная цивилизация. М., 2014. С. 9.

34Расторгуев В.Н. Предисловие // Панарин А.С. Православная цивилизация. М„ 2014. С. 18-19.

[35] Расторгуев В.Н. Политическая теория и аналитика Александра Панарина // Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. 2015. Т. 9. Вып. 1: Цивилизации в эпоху глобализма. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина. Тематический выпуск кафедры философии политики и права философского фа­культета МГУ имени М.В. Ломоносова // 2227-9490eaprovr_e-ast9-1.2015.21.

~ См.: Расторгуев В.Н. Панарин Александр Сергеевич // Философия полити­ки и права: Энциклопедический словарь / Под общ. ред. Е.Н. Мощелкова; науч. ред. А.В. Никандров. М., 2018. С. 294.

[37] Панарин А.С. Православная цивилизация. М., 2014. С. 26.

38 Расторгуев В.Н. Политическая теория и аналитика Александра Панарина // Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. 2015. Т. 9. Вып. 1: 11ивилизации в эпоху глобализма. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина. Те­матический выпуск кафедры философии политики и права философского факуль­тета МГУ имени М.В. Ломоносова // 2227-9490eaprovr_e-ast9-1.2015.21.

Ежегодник “Философия политики и права”, выпуск 13 (2022)

Мощелков Е.Н., Творческая биография В.Н. Расторгуева

Расторгуева Р.Л., Воспоминания

Соловьёв А.В., Жизнь с мыслью о России: о творческом пути В.Н. Расторгуева

Сытин А.Г., Валерий Николаевич Расторгуев как исследователь творчества А.С. Панарина

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Этот сайт использует cookies для улучшения взаимодействия с пользователями. Продолжая работу с сайтом, Вы принимаете данное условие. Принять Подробнее

Корзина
  • В корзине нет товаров.