Закреплённое в Конституции понятие «многонациональный народ Российской федерации» (вместо понятий «русский государствообразующий народ» и «российская (русская) гражданская политическая нация с русским государствообразующим ядром» (коротко – «русская нация»)) – юридическая основа внутренней русофобии.

Доклад на форуме «Внутренняя русофобия как главная угроза Российской государственности» 25 марта 2022 г., г. Москва, ул. Большая Якиманка 24, «Президент-Отель», Круглый зал

 

В течение последних двадцати лет в России шёл процесс постепенного растабуирования «русского вопроса», а сегодня спали последние ограничения. Это стало возможным благодаря решению Президента Владимира Путина о денацификации и демилитаризации Украины через проведение специальной военной операции, начавшейся 24 февраля 2022 г.

Впервые за 300-летнюю эпоху, начатую европоцентричной культурной революцией Петра I и включающую советский и 30-летний постсоветский периоды, русский народ может обсуждать абсолютно все темы своего бытия, не опасаясь окриков и напастей со стороны власти, со стороны либералов-западников и, очень хотелось бы надеяться, –  со стороны православных патриотов.

Мы должны осознавать лежащую на нас историческую ответственность и сделать всё, чтобы не только избавиться от присвоенного нам властью статуса маргиналов, но и не дать нас потом в него обратно вогнать. Для этого надо быть честными перед самими собой и заставить себя дать полный отчёт о причинах, по которым мы не были услышаны за все эти 30 лет. Без достижения в обществе необходимого консенсуса в понимании причин драматизма нашей истории не может быть речи ни о каком положительном образе будущего России, ни о какой общенациональной идеологии, ни о каком искоренении русофобии.

На наш взгляд, главная причина заключается в ошибочности предлагаемых со стороны патриотического лагеря обществу идейных построений или в их незавершенности и однобокости и в отсутствии у их сторонников адекватных планов практического достижения провозглашаемых ими идеалов. Именно поэтому горы написанных трудов не вдохновили общество и не стали руководством к действию, что является главной причиной нашей «самомаргинализации» в глазах общества.

Так, самую распространённую идеологическую концепцию старца Филофея «Москва – Третий Рим» (начало 16 в.) нещадно эксплуатируют православные патриоты, абстрагируясь от исторического контекста её возникновения и от критического анализа Романовского периода, истории Советского периода с его гонениями на христианство, равновеликими гонениям на первых христиан, и без критической оценки результатов свободы религиозной сферы народной жизни русского народа в последние 30 лет. Обществу навязывается противоречащая исторической правде оценка дореволюционного романовско-синодального периода как истории «Святой Руси».

А между тем объективную духовно-нравственную оценку жизни русского народа романовской России оставили нам священномученики Русской Православной Церкви. Но, несмотря на канонизацию порядка 1500 священномучеников и исповедников, наличию более 700 их житий, даже русское православное общество не обращается к их свидетельствам, чтобы разобраться в причинах драматизма нашей истории. На наш взгляд, жития святых не оставляют камня на камне от всех предлагаемых сегодня идейно-религиозных теорий.

Жития новомучеников убедительно нам свидетельствуют, что никакой «Святой Руси» до революции уже не было[1]: пьянство, разврат, убийства с целью грабежа, сектанство и т.д. стали распространёнными явлениями русской жизни простого народа. А высшие сословия стали русскими европейцами, выйдя из культурной среды русского народа, и даже в большинстве своём перестали быть церковно-православными людьми, а образовавшаяся из них русская интеллигенция стала питательной средой революционного движения.

Задача православно-патриотической части общества сегодня состоит в том, чтобы увидеть наконец-то факт дарования нам Богом громадного количества жизнеописаний новомучеников и исповедников Церкви Русской 20 столетия, освоить их жития и творческое наследие не только в духовно-нравственном, но и в чисто историческом разрезе. Нам передан кладезь информации о нашей истории представителями лучшей части русского народа, сама христианская жизнь которых является залогом достоверности их свидетельств, но мы никак не можем ими воспользоваться.  Священномученики убедительно нам свидетельствуют, что уваровская формула «Православие, Самодержавие, Народность» была только провозглашена, но не имела никакого отражения в реальном бытии русского народа. Православие было искорёжено петровским решением о ликвидации института Патриаршества, которому Самодержавие «себе на погибель» (по словам сщмч. Иллариона Троицкого, архиепископа Верейского), осталось верным до своего краха в 1917 г., сама монархия из народной выродилась в абсолютистскую на западный манер, а Народность была подавлена как ликвидацией русского земства при закрепощении крестьян по европейским образцам, так и разделением русского народа на два: русских европейцев и русское простонародье, что и стало главной причиной народной драмы 1917-1920 гг.

Другая причина, по которой православное общество не может до сих пор дать объективную оценку истории Романовского периода, на наш взгляд, состоит в явно гипертрофированном почитании Царской семьи и Николая II, одно из направлений которого эволюционировало в ересь «царебожия».

На наш взгляд, именно это не знающее меры почитание царской семьи просто затмило факт наличия в Церкви 1500 новомучеников и исповедников. Вступая в дискуссии с почитателями страстотерпца Николая, нам не раз доводилось задавать вопрос: «Можете назвать трёх священномучеников 20 века, которых вы знаете?» И мы ни разу не получили положительного ответа на этот вопрос. В итоге, мы, имея гигантский мистический ресурс в лице новомучеников, молитвенно не обращаемся к ним о даровании нам вразумления и благопоспешения в наших начинаниях, поэтому и не можем увидеть в их житиях и творческом наследии так необходимого нам ключа к «разгадке» драматизма нашей истории.

А ведь мы, когда пишем свои «бессмертные труды», когда выступаем в СМИ, хотим быть услышанными всем обществом, всем русским народом, всей нацией. Я, как человек, выросший из среды инженеров-практиков, советских руководителей и особенно из среды русских предпринимателей, хорошо вижу, как к нам относятся те «тягловые мужики России» (по выражению Ивана Солоневича), только малая часть которых вошла в Церковь, а бо́льшая стоит за церковной оградой и внимательно за нами наблюдает, всё запоминает и анализирует. Для них совершенно не убедительны все теории, построенные на обелении дореволюционной России. Концепция «Москва – Третий Рим» воспринимается как утопическая идея построения общества благоденствия православных христиан. Концепция «Православие, Самодержавие, Народность» видится как следствие экзальтированного почитания последнего царя Николая II, которое нарушает заповедь «не сотвори себе кумира», и неправомерно распространяет его святость как христианина на весь период его царствования, на всё, что он делал как политический руководитель страны, и оборачивается совершенно неадекватной идеей восстановления наследственной монархии сегодня как панацеи от всех наших бед: «Ленина похоронить, нового царя избрать!». Ярлыки, которые нам приклеивают либералы-западники, приживаются уже и в этой среде «тягловых мужиков»: «Православие головного мозга», «православнутые», «православные чеканашки». А само понятие «православный» всё чаще начинает употребляться в критическом значении, как в 1990-е гг. «демократ», как сегодня «либерал».

Идеологические концепции, характерные для левопатриотической части гражданского общества, также грешат отступлением от исторической правды, идеализацией, но уже Советского периода русской истории. Православно-патриотическая идеология преимущественно строится на духовно-религиозных ценностях, а лево-патриотическая – на материалистических. Критическое отношение к Западу есть у обоих направлений, но, как ни странно, именно в православно-патриотической части общества распространено мнение, что Россия и Запад – одна цивилизация.

В результате такого «разнобоя» патриотические силы не смогли представить обществу и власти непротиворечивое объяснение причин обеих революций 1917 г. В результате столетние годовщины этих драматических событий прошли незаметно. Православно-патриотическая часть общества муссирует конспирологические теории: в февральской революции склонна видеть интриги англичан, а в октябрьской – немецкого Генштаба. Или причины бед видятся в роковом стечении обстоятельств, в том числе и в наличии на государственных постах тех или иных личностей, а причины победы большевиков в октябре 1917 г. – в заговоре мировой еврейской закулисы. Левопатриотическая часть общества остается верной идеологии марксизма-ленинизма и причину революции усматривает в необходимости разрешения антагонистического противоречия между трудом и капиталом. Также нет согласия в обществе и насчёт причин развала СССР в 1991 г.

Оптика цивилизационной историософии Н.Я. Данилевского позволяет увидеть, что в объяснении причин драматизма истории России на протяжении последнего 300-летнего периода, включая текущее положение, оценка роли и значения русского государствообразующего народа в лево-патриотическом сегменте отсутствует (только недавно тему «русского вопроса» коммунисты включили в свою программу), а у православно-патриотической части общества имеются сомнения, как отвечать на сам вопрос «что такое русский народ?».

На протяжении всех последних 30 лет самая животрепещущая тема, обсуждаемая в обществе – национальная идеология (которая в идеале должна получить статус государственной), необходимость её обретения. В первую очередь эта идеология должна будет ответить на вопрос о своём носителе: чья она эта идеология, кому принадлежит исторически? Ответ очевиден: носителем национальной идеологии любого государства является его государствообразующий народ.

Далее следуют вопросы: что такое народ, что такое государствообразующий народ? Объяснить это объективно существующее явление можно только применив принцип историзма, то есть, отталкиваясь от чёткого представления о событиях истории, их последовательности и исторических субъектах.

Известно, что в истоках этногенеза современных народов, обладающих своей государственностью и история которых нам известна, находятся различные родственные племена. У германских племен это вестготы, остготы, вандалы, лангобарды, свевы, англы, саксы, франки. Именно на основе этих древних племен при смешении с романскими, кельтскими и даже славянскими народами происходит этногенез современных народов. Такие же родственные племена – в истоках этногенеза и современных славянских племен: чехов, поляков, сербов. Этногенез русского народа происходит на базе ряда восточнославянских племен: поляне, древляне, дреговичи, радимичи, вятичи, кривичи и др. Этногенез всех современных народов давно закончился. Можно спорить, когда образовался русский народ: в 15 в. при становлении Руси Московского периода или раньше, в период Руси Новгородского или Киевского периодов. Но он закончился, как и у всех других народов. Русский народ един, никакого внутреннего этногенеза (как естественного положительного и самобытного процесса) в нём нет!

Нам необходимо признать, что концепция «триединого русского народа», состоящего из «велокороссов», «малороссов» и «белоруссов», не выдержала испытания временем и ничего кроме вреда не принесла нам. Именно эта концепция в Советский период эволюционировала в «теорию» трёх братских народов: русских, украинцев и белоруссов. Эти теории представляют собой типичный пример искусственной научной системы (понятие об искусственной системе как об одном из фазисов развития наук ввёл в научный оборот в историософии Н.Я. Данилевский, используя достижения в систематике естественных наук). Искусственная система – полезный фазис развития науки, она позволяет как-то систематизировать накопленные научные факты, но она неминуемо рушится под напором этих же фактов, и ей на смену приходит естественная система науки, в которой полученные наукой факты встают каждый на свое место, что открывает для науки путь к открытию своего общего рационального закона. Так было в науках физика и химия. Науку история Данилевский ввел в фазис естественной системы, доказав, что субъектом мировой истории является не общечеловеческая цивилизация, а самобытные культурно-исторические типы или цивилизации, у каждых из которых своя Древняя, Средняя, Новая истории, а не общая, как до сих пор учат в школах. Общечеловеческая цивилизация является отвлечённым понятием человеческого разума точно таким же, как род, не существующий в природе, по отношению к виду – реально существующему явлению.

Мы глубоко убеждены, что только на основе цивилизационной историософии Данилевского можно достичь так необходимого обществу консенсуса по вопросам национальной идеологии, образа будущего и ответить на первоочередной вопрос: что нас, граждан России, объединяет? Национальная идеология должна объединять всех граждан России, всех национальностей и конфессий, что сделать неспособны православно-патриотические теории. А вот цивилизационная историософия Данилевского даёт базис для единства: русский народ образовался к 15 в. из ряда восточнославянских племён, создавал нацию в соработничестве с финно-угорскими племенами, но при доминировании славянского типа культуры и на основе славянских народных начал. Этнографический период истории русского народа – неопределённо долгий и находится в глубине времени (до 9-10 вв.), субъектами этого периода были родственные славянские племена, которые с отстаиванием и отстраиванием своей государственности прошли процесс этногенеза в единый русский народ примерно к 15 в. Именно и единственно русский народ является государствообразующим народом своего государства. В государственный период истории, и особенно в период цивилизации, любой государствообразующий народ становится гражданской политической нацией и способен включать в свой состав представителей всех других народов, чья историческая судьба с ним переплелась. Даже если государствообразующий народ остаётся преимущественно один, как, например, греки, он всё равно становится гражданской политической нацией, главный признак которой состоит в регулировании отношений граждан как политических единиц между собой на основе четко прописанных государственных законов, а не устного предания о народных обычаях в этнографический период.

Ранее некоторые авторы писали, что мы не можем судить об украинстве, так как украинцы никогда не имели своей государственности, но сегодня наглядно видно, что 30-летнего свободного периода государственного существования Украины хватило, чтобы искусственный «австро-венгро-германо-польско-ленинский проект украинства» показал свою звериную укронацистскую сущность. Это означает, что никакого положительного естественного самобытного процесса этногенеза украинского народа в истории не было. А была прививка Западом своих насильственных народных начал к части русского народа, начал, которые сегодня обнаружились в укронацистской идеологии. Внутренний код украинства сегодня раскрылся полностью в виде укронацизма и служит инструментом борьбы Запада с Россией.

На смену искусственной системе, построенной на парадигме «триединого русского народа», должна прийти естественная научная система русской гражданской политической нации и единого русского государствообразующего народа, отражающая реально существующее самобытное историческое явление.

Особенность русского народа, предопределённая его самобытными народными началами, состоит в близости его типических черт к христианскому учению. Это стало причиной жёсткого ассоциирования Православия с русским народом и игнорирования первичности этнографических начал перед религиозными. Именно эта ошибка лежит в основании утверждения, что русский народ – не этническое понятие, а только культурно-историческое. Цивилизационная историософия Данилевского всё расставляет на свои места, нисколько не умаляя роль Православия в нашей истории.

Русский народ имеет этнические корни не в меньшей степени, чем все другие народы. Этнически мы русские славяне. Но в процессе своего исторического развития мы создали своё государство, стали гражданской политической нацией, участвовать в которой на равных с собой условиях пригласили представителей всех других народов исторической Руси-России. Мы стали российской гражданской политической нацией с русским государствообразующим народом как её историческим ядром, её исторической скрепой. Русский народ не растворяется в созданной им гражданской политической нации, сохраняет свои самобытные этнокультурные черты. Граждане других национальностей становятся русскими чеченцами, русскими татарами, русскими дагестанцами и т.д. Почему? Потому что все они входят в русскую культуру, русский язык, участвуют в русской истории наравне с русскими. Это процесс называется процессом культурной ассимиляции. При этом граждане других национальностей могут и должны оставаться в своей национальности, сохраняя данное Богом многообразие культурной жизни.

Представление о русском народе как о суперэтносе, лишённом этнической основы, является таким же вредным, как и категория «советский народ», в который большевики хотели перевоспитать все народы России на словах, а на деле – только русских. Суперэтнос означает только одно – способность создать гражданскую политическую нацию, что не лишает такой народ этнокультурной основы. Ответ на вопрос «кто такой русский?», гласящий, что русский тот, кто говорит по-русски, думает по-русски и считает себя русским – в целом верный, но это определение русскости находится полностью вне исторического и культурного контекста. Ценность этого определения – только в том, что русским может стать человек любой национальности, что русский народ его примет в силу своего народного характера в отличии, скажем, от немцев или англосаксов. Для сплачивания граждан России в солидарную гражданскую нацию такое определение не подходит: если человек не думает по-русски, то он уже не русский. А между тем он патриот России, считает её своей большой Родиной. На наш взгляд, понятие российской (русской) гражданской политической нации (коротко: русской, а не российской) с русским государствообразующим ядром есть отражение объективного исторического явления: русской нации. Понятие «нация» отражает объективное явление: гражданскую политическую нацию, которая должна называться по имени государствообразующего народа.

Вот как выглядят ответы на все поставленные вопросы с позиции цивилизационной историософии Данилевского:

1) Главная проблема России состоит в том, что вот уже 300 лет в России отсутствует национальная элита.

2) Разделение русского народа на два (русские и европейничающие высшие сословия) Петром I – главное противоречие исторического бытия России.

3) Объективная потребность в уничтожении этого противоречия привела к событиям 1917-20 гг.

4) Устранение этого противоречия произошло не в виде возвращения к самобытной жизни русского народа, а в виде реализации импортированных с Запада идей коммунизма.

5) Строительство коммунизма велось за счёт русского народа, которому государство отказало в национальной идентичности и который должен был стать советским.

6) Малые народы защитили себя от “разнародования” своими народными укладами жизни при поддержке Советского государства.

7) Результатом Великой Отечественной войны стал процесс постепенного возврата русской идентичности, завершить который государство не захотело, что и стало причиной его краха в 1991 г.

8) Россия на рубеже 1990-2000 гг. стояла перед опасностью дальнейшего территориального распада, но процесс распада был остановлен Путиным В.В.

9) За 30 лет реформ воспитана западная либеральная элита. Россия вернулась к Февралю 1917 г.: народ разделён на два. Но в этот раз у разлома нет чёткой границы. Метастазы вестернизации проникают в самую глубь народа, захватывая и малые народы, всю нацию. Россия стремительно теряет культурно-гуманитарный суверенитет.

10) С конца XIX в. и в Советский период сложилась гражданская политическая нация. Появление гражданской политической нации при переходе с государственной ступени, когда государствообразующий народ отстаивает и отстраивает свою самобытную государственность, на ступени цивилизации – это закон развития любых культурно-исторических типов.

11) Российская гражданская политическая нация с русским государствообразующим ядром – это объективная реальность. Кратко – русская нация.

12) Только вся русская нация без разделения на народы может быть носителем общенациональной идеологии, положения которой должны объединять граждан всех национальностей в единую нацию, а не разделять.

13) Идея «Русской Православной цивилизации» не может быть объединяющей идеей всей нации, так как неадекватна реально действующему субъекту истории: русской гражданской политической нации. Субъектами истории являются народы-нации и их высшие единицы – культурно-исторические типы, к одному из которых, русско-славянскому, относится Россия.

14) Православие не может быть национальной идеей даже для русского народа, так как оно обращено не к вопросам земной жизни народа, а к человеку, проблемам его личного Спасения в Вечной жизни; религиозная сфера – всего лишь одна из четырёх сфер культурной жизни любого народа, наряду с политической, общественно-экономической и научно-промышленной и художественной.

15) Православие оказывает влияние на гражданскую нацию только через свою огромною роль в формировании культуры русского народа, через знание и принятие которой граждане всех национальностей становятся членами русской нации.

16) Только этно-культурно-исторические начала русского народа, создавшего гражданскую политическую нацию в соработничестве с гражданами всех национальностей, могут быть объединяющей скрепой русской нации (русский язык, знание истории и культуры).

17) Главной задачей народов всех цивилизаций является достижение прогресса в той сфере народной жизни, к которой у народа имеются особые дарования. У русского народа, а значит и у всей русской нации – в общественно-экономической сфере.

18) Общенациональная идеология должна прежде всего определить принципы устроения общественно-экономической сферы, в которой ещё ни одна нация не достигла вершин, как в других сферах жизни.

19) Принципы устроения общественно-экономической сферы являются производными от типических черт народного характера государствообразующего народа, которые проявлялись на протяжении всей его истории. Насильственность народного характера человека Западной цивилизации постоянно проявляется в агрессии как языке общения с другими народами, что постоянно приводило даже к уничтожению других народов; индивидуализм – в организации общества на принципах конкуренции во всех сферах, прежде всего – в общественно-экономической сфере в виде неограниченной конкуренции рыночной экономики; материалистические начала – в «американской мечте» достижения материального благополучия любой ценой и в отказе от Христианства. Созданные народами Западной цивилизацией гражданские нации не солидарны на бытовом уровне: государствообразующие народы не могут себя не выделять, ощущается чувство расового превосходства.

20) Ненасильственность русского народного характера позволила создать государство, в котором сохранены все малые народы и созданная русским народам гражданская политическая нация солидарна в глазах русского государствообразующего народа: чувство расового превосходства чуждо русскому народу, что, как в царские времена, так и в Советское и в настоящее время, находит подтверждение в готовности устраивать жизнь малых народов лучше, чем свою собственную. Россия, как при Романовых, так и в Советское время, была «империей наоборот».

21) Следствием коллективизма русского народного характера стала русская крестьянская община, артельный способ производства, различные виды кооперации. Мы убеждены, что социалистический период нашей истории стал возможен в силу коллективистских черт русского характера, а потерпел поражение только потому, что коммунисты, начиная с Хрущева, стали строить коммунизм, полностью проигнорировав как коллективистские формы собственности, так и частные.

22) Сегодня у России впервые в истории появилась возможность реализовать свою историческую миссию – построить общественно-экономическую сферу на принципах, отвечающих чаяниям и требованиям народных начал русского государствообразующего народа, и не входящих в противоречие с чаяниями и требованиями народных начал граждан других национальностей, что и означает солидарность русской гражданской нации.

23) Таким чаяниям и требованиям отвечают идеи государственного социализма, народного социализма и народного неолигархического капитализма.

24) Правящая политическая элита страны и элиты малых народов должны сделать свой личный выбор: идентифицировать себя русской нацией. Этот выбор и будет историческим выбором России и откроет прямую дорогу к обретению национальной идеологии.

Пример нам в этом подал Президент России Владимир Путин. Обращение Президента России на заседании Совбеза 3 марта 2022 г. положительно встречено обществом и подробно прокомментировано в СМИ. Впервые за время специальной военной операции на Украине Путин назвал имена героев, сказав о присвоении звания Героя России посмертно старшему лейтенанту Нурмагомеду Энгельсовичу Гаджимагомедову, который, получив тяжелое ранение, сражался до последнего и подорвал гранатой себя и окруживших его укронацистов. Герои живут рядом с нами, а мы их часто не замечаем!

Мы хотим обратить внимание на один важнейший посыл, который даёт Путин гражданскому обществу и представителям всех народов России: посыл о необходимости решения проблемы национальной идентичности всех граждан России: «Я русский человек… Но когда я вижу примеры такого героизма, как подвиг молодого парня Нурмагомеда Гаджимагомедова – уроженца Дагестана, лакца по национальности, других наших воинов, мне хочется сказать: я лакец, я дагестанец, я чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин…».

Какой со стороны наших граждан-представителей малых народов России напрашивается ответ на такое проникновенное проявление широты русской души, исходящее не от кого иного, как Первого лица государства? Единственно возможный ответ: «я русский лакец, я русский дагестанец, я русский чеченец, русский ингуш, русский татарин, русский еврей, русский мордвин, русский осетин…, и т. д.». Эта формула решения проблемы национальной идентичности граждан не нова: она постоянно озвучивается в статьях разных авторов, на конференциях. Эта формула не нарушает ничьих прав, а только констатирует факт существования такого явления как «русская гражданская политическая нация». Только признанием именно этого явления, а не «российского народа», понятия чисто искусственного, лишающего русский народ его государствообразующей роли в истории Руси-России, симулякра, пытающегося не обидеть малые народы, которые вообще-то не сомневаются в государствообразующей роли «старшего брата», можно консолидировать всех граждан России в отстаивании нашего политического и культурного суверенитета и обеспечить историческое развитие по пути процветания и благоденствия всех граждан!

Успех первой нашей идейной парадигмы «Москва – Третий Рим» в 16 веке был основан на естественном тогда понимании русского народа как государствообразующего. А вот проблемы всех остальных «идеологий» связаны с отказом русскому народу в своей самобытности: в романовский период – в результате разделения русского народа на русских европейцев и русское простонародье; в Советский период – в результате воспитания “новой исторической общности “советский народ” из русских, прежде всего.

Только сегодня, в начале 21 в., открывается возможность поставить всё на свои места: признать русский народ государствообразующим. Цивилизационная историософия Данилевского даёт нам очень простое объяснение: государствообразующий народ на ступени государственного развития, и особенно при переходе к цивилизационному этапу, проявляет себя как народ-нация, создаёт гражданскую политическую нацию, участвовать в которой предоставляет возможность представителям всех других народов на равных с собой правах. Русский народ обладает таким даром в гораздо большей степени, чем народы Запада. Русский народ в лице Президента может даже сказать: «я лакец, я чеченец….». Настало время и другим народам сказать в ответ: «я русский лакец, я русский чеченец…». Тогда мы ответим на вопрос «кто мы, граждане России?». И ведь процесс уже пошел. Лидеры национальных общин Ульяновской области записали видеообращение в поддержку России в спецоперации на Украине и ответили Путину: «Я башкир – я русский; я татарин – я русский…, которое закончилась проникновенными словами, которые русский народ давно ждет от других народов России: «Я русский, мы русские, мы одна нация, мы непобедимы!».

 

Для русского народа и всей русской нации открылось сегодня окно возможностей: начать процесс строительства всех сфер нашей жизни на основе реально существующих явлений. Первое, что мы должны сделать это добиться отмены формулы «Мы, мононациональный народ Российской Федерации» в Конституции страны. Не может быть народ «многонациональным». Понятно, что это временная формула была придумана взамен наименования «советский народ»: слово «советский» надо было убрать и на что-то заменить, а слово «народ» оставить. Так было введено в оборот наименование, не отражающее действительности (симулякр, фикция, химера и т.д.), и на практике приводящее к различными формам русофобии. Например, калужане захотели сделать государственным праздником Стояние на реке Угре – татары не дали. Мол мы многонациональный народ, а сами в Конституции записали «многонациональный народ Татарстана и татарский народ!» и название высшей должности республики в виде Президента сохраняют.

Народ есть народ. Он может быть только один: у него не может быть при одном туловище две головы, как в романовский период (одна голова – русского европейца, а другая –русского славянина); три братских головы, как у змея Горыныча (одна русская, другая украинская, третья белорусская); двести голов из двухсот народов России у одного туловища под названием «многонациональный народ» РФ.

Разделение народа может быть только искусственным и неминуемо ведёт к драматическим последствиям. Необходимо вместо «мы, многонациональный народ», прийти к наименованию, отражающему реальное явление: «российская (русская) гражданская политическая нация, государствообразующим ядром которой является русский народ» или коротко «русская нация». Но термин «российская» лучше не использовать, так как очень велика вероятность торжества идеи «россиянства» и игнорирования законных прав русского народа.

Но это надо делать не кавалерийским наскоком, а достигнув консенсуса в обществе. Мы убеждены, что в этих целях православно-патриотическая часть нашего гражданского общества должна пересмотреть свои идейные конструкции: отказаться от концепции «триединого русского народа»; отказаться от утверждения, что русский народ не является этническим понятием, а только культурным; признать, что русский народ относится к самобытной Русско-Славянской цивилизации, что Россия – не Европа, что мы не являемся частью Западной цивилизации; отказаться от поиска нашей национальной идентичности в искусственной теории Евразийства, которая уже используется в целях отказа русскому народу в его славянских корнях, а утверждает турано-тюркские или финно-угорские начала.

Самой вредной и опасной в переживаемый момент для нас является концепция триединого русского народа, в русле которой малороссийская идентичность с помощью австро-венгро-германо-польско-ленинской операции по перекодированию русских в украинцев привела сегодня к укронацизму. И здесь мы опять видим, как Первое лицо государства даёт нам сигнал – своим утверждением, что «украинцы и русские это один народ». Задача русской нации сегодня состоит в том, чтобы вернуть украинствующим русскую этнокультурную идентичность, чтобы при возвращении в родную гавань из народной груди вырывались слова Александра Суворова “Мы русские! Какой восторг!”

[1] https://danilevsky.ru/trudyi-irsi/vozmozhnosti-ispolzovaniya-zhitiy-novomuchenikov-i-ispovednikov-tserkvi-russkoy-v-izuchenii-istorii-rossii-i-v-literaturnom-tvorchestve/

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Этот сайт использует cookies для улучшения взаимодействия с пользователями. Продолжая работу с сайтом, Вы принимаете данное условие. Принять Подробнее

Корзина
  • В корзине нет товаров.