Н.Я. Данилевский. «Россия и Европа». ГЛАВА 9. РАЗЛИЧИЕ ВЕРОИСПОВЕДНОЕ. §5. Православное понятие о церкви

[9:16] Между тем, как против непогрешимости пап не раз свидетельствует история, непогрешимость соборов запечатлена в истории чудодейственною силою. Все христианские историки видят в распространении христианства явление чудесное и выставляют его как одно из доказательств божественности христианского учения. Но совершенно таким же характером чудесности запечатлены и действия вселенских соборов. Анафема собора прогремела – и поражённое ею учение теряет жизненную силу, иссыхает, как поражённая проклятием смоковница, хотя нередко все внешние обстоятельства, вся сила мирской власти были на стороне отверженного, признанного ересью учения. После смерти Константина арианство господствует на Востоке и на Западе, целый ряд императоров употребляет все усилия для доставления ему торжества, точно так же, как ряд языческих императоров до Константина и Юлиан-отступник напрягали все усилия язычества. Кроме империи, могущественнейшие народы того времени – Готфы, занимавшие страны прибалканские и придунайские, Иллирию, Италию, южную Францию и Испанию, а также Бургунды , занимавшие юго-запад Германии, и Вандалы , основавшиеся в Африке, – ревностные последователи Ария. Сравнительно с этим могуществом, какое жалкое место занимает гонимое православие! Но анафема собора произнесена – и всё это могущество осуждено на ничтожество; не проходит и трёх веков, как исчезают уже и последние следы арианства. То же явление повторяется с иконоборством. Ежели несторианствомонофизитство и монофелитство, которым также нередко покровительствуют императоры, и не совершенно исчезли, то слабые следы их сохранились только в трущобах и захолустьях Азии и Африки, вне всякого исторического и религиозного движения, как медленно умирающие остатки племён, составляющих этнографические курьёзы, в непроходимых горных котловинах Кавказа или Пиреней. Слово соборов – было словом власть имеющих. Таковы ли были действия папской анафемы, подкрепляемой светским мечом и всею мощью императоров и королей?*

____________________________________
* В одной из немногих заметок, которыми был удостоен наш труд, такой взгляд на действия соборных приговоров был поставлен нам в вину как признак грубого внешнего понимания исторических явлений. Автор заметки, очевидно, представлял себе мысль нашу в таком виде: анафема собора прогремела, и магическим действием её, как от какой-то заклинательной формулы или абракадабры, поражённое учение теряет свою силу, своё влияние, свою жизненность. – А выше ведь упомянуто, к какому разряду чудесного принадлежит, по нашему мнению, церковная непогрешимость. Почему бы не понять наших слов таким образом: анафема значит отлучение, следовательно, поражённое анафемой учение значит учение, признанное ложным, несообразным с исповедываемою истиною и, как ложное, обречённое на смерть и гибель, каким бы внешним покровительством эта ложь ни пользовалась. Итак, если церковь и высшее выражение её – вселенский собор заключает в себе свойство непреложного отличения религиозной истины от лжи, то тем самым, как говорится, ipso facto [автоматически, по факту (лат.) (Ред.)], и решения соборов будут облечены даром произносить смертные приговоры над осуждёнными ими учениями, приговоры такой силы и власти, что они непременно, во что бы то ни стало, так или иначе исполняются (примеч. Н.Я. Данилевского).

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Этот сайт использует cookies для улучшения взаимодействия с пользователями. Продолжая работу с сайтом, Вы принимаете данное условие. Принять Подробнее

Корзина
  • В корзине нет товаров.