Н.Я. Данилевский. «Россия и Европа». ГЛАВА 13. МЕСТО АВСТРИИ В ВОСТОЧНОМ ВОПРОСЕ. §2. Способы сохранения Австрии после Меттерниха: централизм, дуализм и федерализм; невозможность Австрии во всех этих формах. §2.1. Мысль об австрийской федерации Славян

[13:62] Итак, австрийская федерация не имела бы за себя ни исторических, ни этнографических, ни географических причин бытия: как же можно надеяться, чтоб она могла жить действительно историческою жизнью, быть чем-нибудь иным, нежели одним из моментов разложения австрийского политического тела, – притом моментом, в сильнейшей степени ускоряющим это неизбежное событие?
[13:63] Чтобы пополнить эти доказательства невозможности Австрии и в федеративной форме, бросим взгляд на практические результаты, которые необходимо должны бы были произойти от федеративного устройства Австрии. При самом лучшем, так сказать, идеальном решении этой задачи, – т.е. при полной равноправности народов, составляющих эту федерацию, – разнородность состава австрийского союза была бы такова, что тому или другому племени непременно приходилось бы совершенно напрасно тратить и истощать свои силы для целей, не только чуждых ему, но часто даже и совершенно враждебным. Пусть например, Франция объявит войну Германии. Весьма естественно, что и австрийские Немцы захотели бы помочь своим единоплеменникам; но какое дело вмешиваться в эту борьбу Чехам, Сербам, или галицким Русским? Или пусть, как в 1853 году , Россия пойдёт войной на Турцию, чтобы содействовать освобождению Сербов и Болгар. Исключая случаев совершенно особенных, временных политических комбинаций, Германия по всем вероятностям стала бы этому противиться*). Неужели же австрийским Славянам идти против русских Славян, для того, чтобы препятствовать освобождению турецких Славян; – или австрийским Немцам служить интересам, не согласным с интересами Немцев германских? Такие действия племён и народов, входящих в состав иноплеменных государств, конечно возможны при сильной правительственной власти, опирающейся на живую силу преобладающего народа; но возможно ли это при равноправности членов федерации – и именно при отсутствии такой преобладающей правительственной силы? Недавнее американское междуусобие служит ответом на этот вопрос. Как только политика центрального правительства оказалась несоответствующею интересам некоторых штатов, они сочли себя вправе выделиться из союза и подняли знамя междуусобной войны. Хорошо, что идея американского государства была так живуча, что могла воодушевить большинство его граждан на всевозможные жертвы и усилия для сохранения политического единства союза. Но откуда взяться этой силе в австрийской федерации, и не неизбежен ли для неё жребий расторгнуться при первом внешнем толчке, или при возникновении первого несколько сериозного вопроса, который возбудил бы рознь между членами федерации?
____________

*) Так и случилось в 1877 и 78 годах. Особая политическая комбинация воспротивилась этому. Но Германия воспользовалась слабостью русской политики, но Австрия всё-таки не рискнула на борьбу с Россиею, а действовала только хитростию (посмертн. примеч. Н.Я. Данилевского).

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Этот сайт использует cookies для улучшения взаимодействия с пользователями. Продолжая работу с сайтом, Вы принимаете данное условие. Принять Подробнее

Корзина
  • В корзине нет товаров.