Буренков А. В.

В эфире передачи «Севастопольские встречи» от 22 августа 2014 года

Наталия Брайко: Есть книги, которые учат нас понимать основные законы бытия, к таким книгам относится исследование русского учёного, культуролога Н.Я. Данилевского «Россия и Европа». В этом году исполняется 145 лет со дня выхода этой книги в журнале «Заря». Многие философские идеи Н.Я. Данилевского, изложенные в этом исследовательском труде «Россия и Европа», актуальны и в наше время. Поговорить об этом мы пригласили к нам в гости директора Института русско-славянских исследований имени Н.Я. Данилевского Александра Буренкова. Здравствуйте, Александр Васильевич.

А.В. Буренков: Здравствуйте.

Наталия Брайко: Во-первых, расскажите нашим телезрителям, кем был Н.Я. Данилевский и насколько его труд важен для России сегодня.

А.В. Буренков: Николай Яковлевич родился в 1822 году, окончил Царскосельский лицей, можно сказать – второе поколение после А.С. Пушкина, участвовал в кружке Петрашевского, увлекался учением Фурье, был арестован даже одно время (три месяца) провёл в Петропавловской крепости, но оправдался сам лично полностью. В архивах содержится его объяснение учения Фурье, как социальное и нереволюционное, поэтому его оправдали даже до суда, но всё равно послали под надзор вологодского губернатора. Это удивительный человек. За полчаса, конечно, трудно рассказать его многогранной деятельности, но, скажем так, это единственный, наверное, в нашей истории учёный, который оставил труды уровня научных открытий в совершенно различных отраслях: Это – в области историософии – (его книга «Россия и Европа», о которой мы сегодня будем говорить), это незаконченный труд против учения Дарвина, это сборники политических и экономических статей, таких как «О причинах упадка курса кредитного рубля», что сегодня тоже очень актуально. Он оставил нам наследие в области историософии, биологии – теорию антиэволюции, политэкономии, геополитике как раздела историософии. Можно сказать, что не без Божьего Промысла написаны им эти книги, поскольку очень трудно в одном лице, основываясь на собственных желаниях, совместить столько направлений. Вот кто такой Н.Я. Данилевский. И основная его «научная кухня» находится, как ни странно (даже этого и не знают многие почитатели Н.Я. Данилевского) в его отчётах и исследованиях по рыбоводству и рыболовству в России, там настоящая его научная лаборатория находится. Он является автором Законодательства царской России по рыбоводству. Надо, наверное, сразу сказать, что в последние годы жизни учёный жил в Крыму (т.е. он Ваш земляк) в имении Мшатка около Фороса, там и захоронен (фото его могилы – см. видео. На ней установлен стараниями родственников надгробный памятник).
Книгу «Россия и Европа» он написал, как он сам говорил, «за несколько спокойных зим» в середине 1860-х годов. Книга «Россия и Европа», в которой содержится вся геополитика, – конкретный план стратегического развития России для верховной власти своего времени. Книга вышла в 1869 году, за год до рождения Ульянова-Ленина. То есть русский народ имел полную программу – философскую и религиозную – в своих руках, и верховная власть имела, но не смогла воспользоваться. В этом наш драматизм истории: великое – рядом.

Наталия Брайко: Давайте, Александр Васильевич, обо всём по порядку. В своей книге он пишет важные слова, я хотела бы их процитировать, а Вы их прокомментируйте: «Для всякого славянина: русского, чеха, серба, хорвата, словенца, словака, болгара (желал бы прибавить: и поляка), – после Бога и Его святой Церкви, – идея Славянства должна быть высшею идеей, выше свободы, выше науки, выше просвещения, выше всякого земного блага». Сейчас идея славянства насколько востребована в России (то, о чём говорит Н.Я. Данилевский)?

А.В. Буренков: Мы считаем, что она востребована, и без возвращения к геополитике Н.Я. Данилевского, к его историософии, будущего у России нет. Хотя многие ставят ему в укор то, что идея панславизма в форме создания панславянского федеративного или конфедеративного государства, объединяющего все славянские народы со столицей в Константинополе, не сбылась, значит, учение неверно. Но надо внимательнее читать «Россию и Европу». Он оговаривал конкретные условия и что надо делать, чтобы всё это сбылось. Он говорил и о негативных прогнозах – что будет, если этого не будет. К сожалению, мы действовали вопреки его учению, поэтому сегодня идея панславизма в том формате, о котором говорил Н.Я. Данилевский, не является политической повесткой нынешнего поколения – это мы так считаем. Она скукожилась, к сожалению, до идеи объединения России, Украины и Белоруссии. Но, тем не менее, из его творческого наследия и воззвания к нам можно и необходимо что-то взять касательно идеи панславизма, как-то прекратить все побратимские связи всех муниципальных образований с Западной Европой, а восстанавливать со славянскими странами. Вот посмотрите, как Чехия сейчас себя сдержанно ведёт в условиях украинского кризиса по отношению к нам. Поляки только нервничают, но об этом Н.Я. Данилевский тоже писал, что они изменники славянского дела. Поэтому устанавливать культурные связи с этими странами, безусловно, и с Сербией, и с Болгарией, надо. А с точки зрения геополитики и ближайших задач Русского мира, как сейчас принято говорить, это, конечно, задачи объединения России, Украины и Белоруссии в той или иной политической форме – в форме Таможенного союза для начала, что, в общем-то, и предлагалось Януковичу. В перспективе – более полная связь. Но с точки зрения историософии Н.Я. Данилевского речь идёт сейчас об объединении Русского мира, то есть нельзя говорить по отношению к украинцам и белорусам, что мы славяне. Только русские, потому что с точки зрения историософии Н.Я. Данилевского и исторической правды – белорусы, украинцы и русские – это один народ, говорящий просто на разных наречиях. Вот такая вот ситуация.

Наталия Брайко: То есть он всех считал русскими – и украинцев, и белорусов?

А.В. Буренков: Конечно! Понимаете, у него много научных прогнозов, например, он предсказал,  появление молодых Мордовии, Удмуртии и Чувашии, и даже Юкагирии, потому что из-за европейских прививок западничества, которое развилось в России, князья других народов перестали подражать московской культуре, или русской культуре, а сразу обращались к той культуре, которой подражали московские князья. Поэтому появились в его время, он пишет, «…молодая Армения, молодая Грузия, о которых мы недавно услыхали, а, может быть, народятся и молодая Мордва, молодая Чувашия…» и т.д. Представляете, насколько вперёд он это предсказал, сегодня мы это услышали. О периоде Московской Руси он пишет, что татарские мурзы, князья очень быстро обрусели, шли на службу, оставаясь даже в своей вере, русское самодержавие не требовало измены веры, но становились по духу – русскими («…татарские мурзы, черкесские князья, немецкие выходцы обращались в русских дворян, ибо им не было другого исхода, как или оставаться в своей племенной отчуждённости, или сливаться с русским народом»).

Наталия Брайко: То есть воспринимали русскую культуру?

А.В. Буренков: Да, воспринимали русскую культуру как свою. Им не надо было смотреть на западную культуру, потому что они видели первообраз русских князей Московской Руси, я имею в виду. А когда Русь стала петербургской, западной, то зачем подражать Петербургу, когда можно обращаться сразу к естественному источнику, которому подражает Петербург. На этом и получился у нас развод по национальным квартирам в России.

Наталия Брайко: Вот, кстати, сам Н.Я. Данилевский пишет – «болезнь европейничанья», то есть у нас такая болезнь есть. Как от неё избавиться, и нужно ли избавиться?

А.В. Буренков: Это основная категория, которую он вёл – открытие, если хотите, поскольку и сегодня приходится спорить о том, что мы – русские – являемся частью самобытной славянской цивилизации  (русско-славянской цивилизации), а не европейской. Но, к сожалению, приходится общаться с учёными, которые вроде бы и знают Н.Я. Данилевского, но которые говорят: «Нет, мы часть Европы, мы Европейская цивилизация». В этом наша основная проблема. Он хорошо показал в своём труде «Россия и Европа», что все наши беды начались с петровской культурной революции, когда высшие сословия стали до неузнаваемости неотличимы от западных – первым языком у них был французский. Помните, А.С. Пушкин писал про Татьяну Ларину: «Она по-русски плохо знала, журналов наших не читала, и изъяснялася с трудом на языке своём родном». И сам Пушкин, кстати, точно так же, только благодаря своей няне Арине Родионовне, уже, будучи взрослым, вспомнил свою русскость. Поэтому эта прививка реализовалась в трёх видах. Он очень подробно об этом написал. Первое: произошло искажение форм быта, высшие сословия переоделись во всё иностранное. Н.Я. Данилевский даже примеры приводит: что ахрангелогородские мужики, видя, что они одеты по-другому, даже винили во всех эпидемиях высшие сословия, что, мол, плохо, значит, «чужие сделали, немцы» как тогда говорили. К сожалению, вот это искажение форм быта потом после отмены крепостного права, развития городов, промышленности и т.д., пошло в народ и быт народа, изменил его уклад, и одним из этих искажений был и отход от православия. Страна начала быстро материализоваться на западный образец.
Второе – это импорт западных государственных учреждений. Мы импортировали броню государственности западно-европейскую, свою ликвидировав, и, похоже, ещё раньше времени. Это видно даже из трудов Н.Я. Данилевского, из его отчётов по архангелогородской губернии, где ему правительство дало задание выяснить причины нищенской жизни. И вот что он увидел в этой поездке – это просто чудовищно. Он увидел, что крестьяне не имеют право рубить лес. Почему? Действовали указы ещё екатерининские о запрете рубки леса, так как он нужен для строительства судов. Суда уже строили металлические, а лес рубить нельзя. Представляете, какой временной лак, и даже нельзя добывать смолу, подсекать их и т.д. И он дал рекомендацию – всё отменить, разрешить  рубить, что хочешь, где хочешь, потому что пожар уничтожает в тысячи раз больше, и, наоборот, культурная рубка будет делать просеки, защищать от пожаров и т.д. И третья форма европейничанья – это привычка смотреть на свои дела сквозь призму интересов Запада. Это видно, когда хорошо знаешь Н.Я. Данилевского, когда смотришь новости по телевизору между строк, видя мотивы. Мы не можем быть свободны, потому что мы думаем, прежде всего,  о том, а что же скажет княгиня Марья Алексеевна, как он писал, помните Фамусова (А.С. Грибоедов. «Горе от ума»), когда, в силу бесчестия его дочери, Фамусов восклицает «А что скажет княгиня Марья Алексеевна?!».

Наталия Брайко: Вот Вы говорите про прошлое время. Сейчас в наше время, XXI век, мы все смотрим на Запад, вот у нас одежда, у нас телефоны, вся аппаратура – всё иностранное. Это мы считаем нормальным. Что Вы считаете хуже для русского человека?

А.В. Буренков: Вы знаете, надо видеть: Н.Я. Данилевский не изоляционист, он был сторонником того, что от Запада надо брать технические достижения, так как Западная цивилизация – лидер в научно-технологической сфере культурной деятельности, это надо брать бесспорно, но нельзя брать то, что разлагает народное начало твоего народа, национальный характер. Это второе открытие Н.Я. Данилевского. Это тоже мало кто замечает: он ввёл понятие народного начала, что оно является основой консолидации нации, и именно народное начало держит государственность, не религиозность (не вера) – это очень важно. Просто у русского народа религиозное начало, христианское по своим параметрам, на 100% практически совпадает с характеристикой народного начала – терпимость, общинность, уступчивость, нежелание строить свою жизнь по критерию достижения материальных благ, поэтому происходит путаница. Поэтому сегодня мы, к сожалению, принимаем от Запада  как раз то, что влияет на разложение нашего народного начала, нашего уклада национального. Это и одежда, и культура. Посмотрите на телевидении, посмотрите сегодня центральные каналы и, в частности, Первый канал не изменили сетку вещания. Проходят шоу. Разложили уже взрослых, разлагают теперь и детей, например шоу «Голос», где певица Пелагея, где детей заставляют кривляться и петь взрослые песни.

Наталия Брайко: Но это должна быть государственная политика.

А.В. Буренков: Гражданское общество может многое сделать.

Наталия Брайко: Конечно. Вот я хотела ещё такой вопрос задать: как препятствовать натиску на славянство со стороны Европы? Тогда писал Н.Я. Данилевский, Европа, но сейчас мы видим, что огромный натиск идёт на Россию со стороны США, и это юго-восток, это трагедия, которая разыгрывается на наших глазах.

А.В. Буренков: Во-первых, здесь нужно ответить на вопрос: образовался ли в Америке новый культурно-исторический тип? Н.Я. Данилевский говорил, что национальность английская в США, но он предполагал, что там идёт процесс создания новой цивилизации. Сегодня мы однозначно можем ответить на этот вопрос, анализируя все факты и события 140 или почти что 150 лет после написания книги, что никакой новой нации не произведено, это та же англо-саксонская цивилизация, она же и романо-германская, она же западная, только лидерство перешло к англо-саксонскому началу, а не германо-романскому. Вот и всё. А как противодействовать? Надо стать самим собой, мы русско-славянская цивилизация, российская цивилизация, можно и так говорить. Поскольку Н.Я. Данилевский говорил, что славяне, перекочевавшие на север, сообща клали основание своего Отечества вместе с финно-угорскими племенами, мордвой и т.д. Почему? Потому что народные начала этих народов совпадали со славянскими. Поэтому нам надо стать самими собой и увидеть, кто они есть. К сожалению, вся историософия Н.Я. Данилевского и геополитика реализуются Западной цивилизацией, так как это естественная научная система. Они живут для себя, то есть их народное начало характеризуется желанием жить для себя за счёт других народов. Их – это то, что они могут забрать, и им за это ничего не будет (доказательство – все войны ХХ века). И второе, что нам даёт историософия Н.Я. Данилевского – надо вспомнить его указания, что Запад нам опасен тогда, когда он объединён, то есть Западная цивилизация стремится объединиться на принципах равновесия своих частей. Весь XX век прошёл в войнах, когда германский народ, объединившись в одно политическое целое во второй половине XIX века заявил свои претензии на гегемонию и был подавлен, после Второй мировой войны денацифицирован и т.д., и ядерного оружия нет у немцев. Они сегодня, по сути, протекторат Америки. Мы видим, как Меркель себя ведёт, что вызывает протест уже у самих немцев. Поэтому они объединены не на принципах равновесия, поэтому они нам не опасны сегодня. Для этого надо знать историю и теорию геополитики, которую нам оставил наш русский учёный. И внутри Европы, тем не менее, Германия тоже претендует на некую гегемонию над остальными странами, заметьте. Ну, французов терпят ещё около себя, а остальных нет. И все события показали, что они ничего не могут нам противопоставить сегодня. Нам надо только не бояться и жить для себя, своей головой, и думать о своих интересах, беря пример даже с них, как они думают только о своих интересах. Нужно объявить, что они совершили агрессию. Что такое события на Украине? Их надо воспринимать как американо-европейскую цивилизацию. Это, прежде всего, американцы нападают на Русский мир. Это первое. Второе – Русский мир надо воспринимать как одно целое (Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан даже). Они на нас напали и сделали очень большую ошибку. В чём эта ошибка? Им бы ещё одно поколение разлагать нас, тех же граждан Украины, и тогда бы дело было безвозвратно, пожалуй. Мы сегодня видим, что в ополчение идут среднее и старшее поколения, и только сейчас пошла молодёжь. Они сделали эту ошибку: кому-то невтерпёж, как в наших газетах я написал, которые мы издавали и здесь в Крыму. Кому-то невтерпёж из теневого правительства мирового при своей жизни насладиться падением, как говорил Даллес, самого непокорного народа в мире, то есть русских. Но мы должны противостоять, вернуться к себе домой, как Крым домой вернулся, теперь Россия должна домой вернуться к своим русско-славянским началам. И всё будет хорошо. И Бог будет помогать, и народ воспрянет. И смотрите, как народ воспринял наши санкции против товаров ЕС. Мы опросы делаем, ну никто не боится ничего, говорят: «На картошке будем сидеть, на воде!». Уже некоторые, я знаю, посадили. Я сам посадил картошку на всякий случай. Не надо этого бояться, переждать год-два-три, у нас всё будет, у нас всё есть своё. То, что по природным условиям у нас не растёт, будем завозить.

Наталия Брайко: Вот Вы ещё, кстати, в своей статье говорите о том, что национальной идеологией, естественной для русского народа, является идеология христианского социализма. Что такое христианский социализм?

А.В. Буренков: Мы долго думали, к какой формуле прийти из того общественно-политического уклада, социального уклада, культурного, который мог бы быть выведен из историософии Н.Я. Данилевского. Лет десять мы об этом думали. Конечно, русский христианский социализм – это то учение, которое может быть воспринято, по крайней мере, даже средним поколением ещё, потому что старое очень близко. Нам надо только правильно проанализировать факты нашей истории и исходить из историософии Н.Я. Данилевского. На самом деле у нас не было социализма в советское время, мы жили в коммунистическом строе – у нас экономика была построена централизовано. Вот я сам ушёл в одно время с завода, с должности начальника цеха в свободное плавание, так сказать, в предпринимательство. Почему? Потому что я понял, что надо мной он, плановый отдел и т.д. А над ним госплан, госснаб и т.д. То есть была реализована ленинская формула – организации всей экономики страны по принципу того, как капиталист организует управление одной фабрикой, как часовой механизм. Это было сделано, это сыграло выдающуюся роль в 1941 году, в Холодной войне, без этого мы бы не выиграли, но в условиях мирного времени со сменой поколений, плановиков и т.д. стало накапливаться очень много ошибок в планировании. Старшее поколение (вот моё) помнит: то иголки исчезнут, то зубные щётки – ерунда какая-то постоянно происходила. И конечно, косыгинские реформы являются для нас той отправной точкой, от которой можно оттолкнуться. Важно понимать, что мы не должны ничего конструировать из головы, своих «хотелок». Мы должны, с одной стороны, опираться и на теорию, и на практику. Суть этих реформ заключалась в том, чтобы просто банально уменьшить госзаказ предприятию (не 100% госзаказ, а 80-95%) и создать свободный рынок. Считайте, это и был бы социализм уже с русским лицом.

Наталия Брайко: То есть это и есть христианский социализм? Социалистическая экономика плюс христианская этика?

А.В. Буренков: От этого оттолкнуться надо. Дальше, надо исправить ситуацию, когда государственная собственность подавляет частную, все коллективные и все остальные виды собственности. И здесь мы тоже можем основываться на трудах Н.Я. Данилевского, который нам указывал, что «люди не равны», то есть люди стремятся не к равенству, на самом деле. Звучит, кажется, как-то возмутительно. А к чему ж они стремятся? А люди стремятся к счастью.

Наталия Брайко: Но ведь счастье русского человека в равенстве?

А.В. Буренков: Нет, неправильно. Это нам навязали. Если мы религиозный народ (поскольку православным себя идентифицирует большинство русских), читая Евангелие, мы видим, что Бог сотворил всех неравными. Мы неравные по природе от рождения и неравные по труду и воле в процессе жизни, поэтому общественно-экономический уклад должен быть такой, который позволял бы каждому человеку, исходя из своих дарований и труда, по своим талантам владеть тем материальным благом, которое адекватно вот этому природному и волевому (личному) неравенству людей. А в советское время была уравниловка, я сам это хорошо знаю, будучи ТРом с высшим образованием и красным дипломом, я получил должность начальника цеха, и зарабатывал меньше, чем рабочие. Это разве могло добром кончиться, нет, конечно. Это совершенно неправильно.

Наталия Брайко: Это тема очень сложная. Давайте вернёмся, всё-таки, к Н.Я. Данилевскому. Известно, что в октябре пройдёт большая конференция, посвящённая его трудам и вообще его большой личности. Она пройдёт в Крыму. Вы что-то можете сказать об этой конференции? Кто будет приглашён?

А.В. Буренков: Мы выступаем одними из инициаторов этой конференции. Большая она будет или нет, это будет зависеть от того, как крымчане и севастопольцы откликнутся и поддержат нас. Но её проводить обязательно надо, и обращать внимание надо, потому что, в конце концов, Николай Яковлевич и жил в последние годы здесь и его могила здесь находится.
Мы считаем (наш коллектив), что будущая идеология России может быть сформулирована только основываясь на его трудах, у нас других таких выдающихся деятелей нет. Н.Я. Данилевский единственный ставил задачу создать конкретный план действий для верховной власти своего времени, он эту задачу выполнил. Другое дело – власть не воспользовалась этим. И сегодня его учения актуальны для нашего времени и для нашего Президента. Вот воспользоваться или нет – это уже вопрос наших молитв, наверное, как русских людей, о нашем Президенте. Поэтому в Крыму Н.Я. Данилевский и его могила могут стать и должны стать национальной государственной программой. Здесь должен быть создан Центр имени Н.Я. Данилевского – научный, философский, историософский, биологический, ботанический. Ему принадлежит приоритет спасения крымского виноградарства от филлоксеры, он работал директором Никитского ботанического сада. Это ваше национальное достояние, прежде всего, крымчан, вашей малой родины, России. Мы все знаем Ясную поляну, пушкинские места знаем – места паломничества почитателей. У вас есть Н.Я. Данилевский, его могила, его место, Кипарисовый зал.

Наталия Брайко: Но, к сожалению, туда попасть никто не может, потому что это территория детского лагеря имени Комарова, который принадлежит нашему Севморзаводу, и там сейчас дети находятся. Вот пока это большая проблема. Мы знаем, что должна как-то выкупиться эта территория или стать государственной программой, чтобы туда могли приезжать люди со всего мира, потому что учение Н.Я. Данилевского – оно всемирное. Пока добиться этого очень сложно.

А.В. Буренков: Да, наши попытки посетить могилу в прошлом году окончились безрезультатно. Нас просто не пустили туда, как мы ни просили, хотя бы с охраной провести нас до могилы и обратно, а были мы вместе со священником (отцом Николаем Даненко). Здесь есть какая-то история противостояния руководства этого Севморзавода и инициативной группы. Мне кажется сейчас, когда уже произошло присоединение Крыма к России, крымчане должны всё-таки помнить, что смерть их миновала, прошло около с косой.

Наталия Брайко: Да, знаем, чувствовали мы это!

А.В. Буренков: Плохо чувствовали, если до сих пор могила Н.Я. Данилевского до сих пор не открыта. Это должны все – и руководство завода прочувствовать, и группа инициативная. Мы, я вам скажу, вот в прошлые разы, когда узнали, что стройка идёт во всю, и место могилы может быть ликвидировано, мы занялись тем, чтобы попробовать выкупить это место или всё, или частично. Но сейчас, когда произошло присоединение Крыма к России, конечно, надо ставить вопрос о государственной программе, хотя бы республиканского уровня в двух субъектах Федерации – Крыма и Севастополя.

Наталия Брайко: Да, сейчас, как раз, 14 сентября пройдут выборы. В Законодательное собрание, в депутатский корпус. Будут выбраны и в Крыму, и в Севастополе главы, губернаторы, и тогда уже можно эти вопросы решать, то есть идти, говорить об этом. Но заранее обязательно нужно эту почву подготавливать, и одна из почв – это всё-таки ваша конференция, которая должна пройти, и наша встреча на телевидении. И Ваш приезд, и наш эфир. Мы уже говорили об этом и будем говорить, потому что личность большая, просто-напросто она забыта этим временем большим, сейчас будут один за одним открываться большие имена, которые были в России и сделали очень многое для нашего государства, для объединения всех людей.
Спасибо Вам большое, а нашим телезрителям напоминаю, что у нас в гостях был Директор Института русско-славянских исследований имени Н.Я. Данилевского Александр Буренков.

Буренков Александр
Директор Института русско-славянских исследований им. Н.Я. Данилевского, главный редактор газеты «Гражданин-созидатель»

Эфир передачи

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.