Синяговский Д. Б.

Что такое осуждение и как с ним бороться

Синяговский Дмитрий Борисович

В помощь постящемуся.

Статья опубликована 26.04.2013 года.

«Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя

прегрешения и не осуждати брата моего»

(Из молитвы прп. Ефрема Сирина,

Великим постом ежедневно

читаемой в Церкови и дома)

 

 

Близится к завершению Великий Пост – для многих читателей нашей газеты, ведущих церковный образ жизни, это – ежегодное поприще восхождения к великому празднику Пасхи. Вместе с тем всё больше становится в последние годы и молодых и пожилых людей, которые, будучи пока невоцерковлёнными, тем не менее, считают своим святым долгом православного и русского человека встать в ряды тех, кто «на посту». И пусть на первых порах такой человек и не соблюдает Пост по всей строгости церковного устава – дело он совершает всё равно благое, богоугодное, ибо, как учит Церковь, Господь приветствует не столько саму праведность, сколько направленность воли человека к ней и постепенное продвижение вперёд, олицетворяемое делами¹.

Даже внешние, физические изменения, привносимые Великим постом в обыденный строй жизни христианина делают эти дни очень непохожими на остальные дни в году. Это и «утеснения плоти», такие, как, например, ограничения в пище, земные поклоны, это и удаление от увеселений и зрелищ, и более частое посещение Церкви, и ежедневное чтение молитвы Ефрема Сирина с коленопреклонением, и соборование. Однако важно отдавать себе отчёт, что при всей важности этих «физических» составляющих Великого поста, они – не цель, а лишь рекомендованные Церковью меры по обеспечению благоприятных условий духовного делания, а заключается это делание не в чём ином, как в покаянии. (Об этом свидетельствует сам богослужебный устав нашей Церкви – через все воскресные службы Святой Четыредесятницы проходит красной нитью выразительное песнопение «Покаяния отверзи мне двери, Жизнодавче», первой подготовительной к посту воскресной службой является служба, посвящённая притче «о мытаре и фарисее» об оправдании кающегося грешника, а первыми постовыми службами традиционно становятся четыре дня чтения покаянного канона Андрея Критского на первой неделе поста). Тем нашим читателям, кто интересуется своими успехами на поприще преображения своей души, предлагаем безошибочный на наш взгляд критерий оценки удалённости от подлинного покаяния – осуждение. Данная статья в тезисной форме раскрывает связь покаяния с отсутствием осуждения, подсказывает пути преодоления осуждения, а также проливает свет на весьма запутанный для многих, как показывает практика, вопрос – что же такое пресловутый сам «грех осуждения».

  1. Причины.

Осуждение ближнего произрастает из ощущения своего духовного благополучия, своей богоизбранности (см. притчу о мытаре и фарисее), из отсутствия страха не спастись из-за тяжести собственных грехов. Если человек действительно сокрушается о тех ранах, которые он, согрешая, нанёс и продолжает наносить своей душе², переживает о том, что личные греховные пристрастия мешают в текущей жизни и могут помешать в решающие моменты жизни в будущем, казнит себя за свою неблагодарность Богу – душевных сил на укорение другого человека просто не остаётся. Кроме того необходимо понимать, что подоплёкой осуждения является надменная и самоуверенная мысль: «Я бы поступил лучше на его месте, я бы этого не совершил». Понятно, что эта мысль несовместима с памятованием своих ошибок, с упованием на помощь Божию, а не на свои силы.

  1. Ложный путь.

Человеку, не выкарабкавшемуся из состояния духовного высокомерия, уверенности в своей праведности, при контакте с людьми бывает невозможно не впадать на каждом шагу в грех осуждения, и тут возникает проблема несоблюдения заповеди («Не судите, да не судимы будете», «Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим»). Тогда человек прибегает к следующему ухищрению: вместо работы над собой по преодолению осуждения, он отворачивает или прищуривает глаза, чтобы не видеть ничего из комплекса грехов, слабостей и прегрешений, отягощающих ближних, с которыми приходится сталкиваться на жизненном пути. Трудна задача «возлюби блишнего своего», ибо ближний столь несовершенен, если же не видеть несовершенства, шероховатости человека – любить становится легко.

  1. Результаты продвижения по этому пути.

Вместо работы над собой – уход от проблемы (принцип «Нет человека – нет проблемы»), уход от реальности, дезориентированность в людях и, соответственно во всех внешних обстоятельствах, неспособность оказать ближнему помощь, указать на ошибку, фактически – равнодушие (вместо любви). Далее – горькое разочарование, когда не видеть грех более не представляется возможным (особенно если сам невидящий становится объектом греховного поступка), и финал – срыв в ту же пропасть осуждения. Причём срыв в тяжёлой форме, так как человек не выработал в себе никаких противоядий.

  1. Правильные способы борьбы с грехом осуждения.

Во-первых, как уже упоминалось, не осуждает тот, кто искренне сокрушается о своих грехах, о том, что ими он попирает Божью любовь и «ходатайствует душе своей муку». Во-вторых, существенно важным в этом вопросе является усвоение тезиса нравственного богословия о неслитности человека и его грехов. Грех – внешняя болезнь, прицепившаяся к человеку, а не одна из частей его тела или души. Поэтому и оказывается возможным – при сохранении любви к человеку-грешнику – праведным гневом ненавидеть грех, осуждать его, и в этом осуждении греха не будет греха осуждения. Поэтому нет необходимости закапывать голову в песок из боязни увидеть грехи другого человека, а есть возможность, не впадая в осуждение, видеть реально своего собрата со всеми его проблемами, и, не превозносясь над ним, при удобном поводе оказать ему братскую христианскую помощь, указав на неправильное поведение или образ мыслей.

  1. Хищение Божьего права.

В осуждении имеет место узурпация человеком принадлежащего только одному Богу права вершить суд и выносить человеку приговор. Этот приговор (т.е. характеристики: плохой, добрый, злой, трус, негодяй и т.д.) мы не имеем права выносить хотя бы потому, что за тот промежуток времени, что отделяет поступок от нашего суждения о нём, человек мог и внутренне раскаяться, и покаяться Богу – это если интервал измеряется секундами. А согрешивший, находящийся вне нашей видимости, мог даже побывать на исповеди и принести плоды покаяния. Господь в этом случае мог принять покаяние этого человека, простить его. Каков же тогда ужас нашего положения, когда мы клеймим человека за его грех, а Господь не клеймит, а с любовью и радостью как блудного сына принимает его в свои отеческие объятия! Помимо этого неподконтрольного нашему видению и ведению получения грешником прощения, с ним может произойти и нечто другое неподвластное восприятию нашими органами чувств и так же не обязательно нуждающееся в больших временных ресурсах – изменение, исправление, духовное преображение. Это преображение может быть внутренним, а может в виде добрых дел проявиться и вовне. Тогда мы впадаем в грех не просто осуждения, а и осуждения-наговора, клеветы. Лишь всеведущий Бог может ведать ежесекундно сменяющиеся настроения и движения души человека, и притом даже Он отлагает окончательный суд над человеком – а мы-то кого возомнили из себя?

  1. Как отличить осуждение от неравнодушного видения другого человека?

Во-первых, греховное осуждение сопровождается, как правило, таким внешним симптомом, как раздражение, страстное возбуждение, немирное расположение духа. Христианское же неравнодушие к ближнему, объективное видение собрата – мирно, нераздражительно, терпеливо. Во-вторых, при осуждении даётся характеристика человеку (так как в восприятии судящего он слит с грехом), и оформляется это грамматически формами имени прилагательного и имени существительного – злой, скупой, завистливый, блудник, лгун, подлец и т.д. Остерегающийся же осуждения христианин, не вступая на скользкий путь оценки человека, называет факты – совершённые человеком поступки: тот-то солгал, та не вернула долг и т.д., грамматическая форма – глагол. В-третьих, христианское трезвое суждение о человеке никогда не бывает праздным, неутилитарным – то есть, оценка другого человека (внутренняя или высказанная вербально) делается, если человек является нашим ближним, задействован в одном делании вместе с нами.

  1. Осуждение «со знаком +».

Оно близко к варианту, описанному в п. 2 – отказ видеть отрицательные качества человека. Мы осуждаем не только когда неправомочно называем ближнего грешником, но, бывает, и когда пристрастно присуждаем человеку добрые, положительные свойства: благородный человек, надёжный, честный, нравственный и т.д. Зачастую мы выдаём желаемое за действительное, льстя себе, приукрашиваем своих приятелей или коллег, с которыми нам предстоит пройти тот или иной отрезок жизненного пути. В этом случае нас может также поджидать разочарование, легко переходящее в осуждение.

Дорогие читатели! Желаем вам полезного для души и тела завершения Великого поста, радостной встречи Светлого Христова Воскресенья! А тем, кто не постился, желаем присоединиться к благому делу хоть и в последнюю неделю – и «да не устрашится замедления: любочестив бо Сый Владыка, приемлет последняго якоже и перваго»³.

[1] «Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» – Евангелие от Луки, гл. 15, ст. 7.

[2] Исповедь врачует грех, отрывает его от человека, но шрам на душе всё рано остаётся.

[3] Свт. Иоанн Златоуст. «Огласительное слово в день Пасхи».

 

26.04.2013

 

Синяговский Д.Б.

зам. директора Института русско-славянских исследований

им. Н.Я. Данилевского

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.