Воробьев Ю. Л.

Взаимоотношения цивилизаций в контексте глобализации

Сегодня многие говорят о глобализации, поскольку такой тренд отвечает многим реальностям, в первую очередь экономическим. Хотя, развернувшаяся политическая борьба на этом поле отношений свидетельствует не в пользу глобализации. Если явление претендует на всеобщность, универсальность, то оно должно исключать всякого рода случайности. Последние проявляются столь часто, что сами претендуют на закономерность, что порождают сомнение в наступлении всеобщей глобализации, предостерегают нас от поспешных выводов.
Что мы имеем в реальной действительности, в самой жизни? Действительно, многие мировые процессы сегодня стали более зависимыми, чем раньше. Пять веков назад разделенные пространством страны находились в большей изоляции друг от друга. Китай изобретал порох, фарфор, шелка, бумагу, красил ткани и практически ничего не знал, что там происходит в Европе, есть там Франция или её нет. С эпохи Возрождения, особенно с Нового времени, усиливаются взаимосвязи и отношения между станами и континентами. Предпосылки глобализации, сформировавшиеся в это время, время Ренессанса и Модерна, заметно усиливаются в XIX веке с развитием промышленности и рынков сбыта. В ХХ веке процессы глобализации заявили о себе в полную силу, стали естественным состоянием развивающихся государств. Под воздействием научно-технической революции мировое сообщество получило широчайшие возможности сближения в экономических отношениях, в культурной сфере, политической деятельности.
В основе нашей цивилизации лежит технический прогресс, что является истиной, но не  абсолютной. Очарованные достижениями науки и техники, мы стали недооценивать другие формы общественного знания, видим только науку и технические достижения в качестве основного критерия прогресса. Сциентизм как мировоззрение захватил основное поле мыслящего пространства интеллектуального мира. Действительно, каждое из проживающих на земле сообществ, от родовых общин, до современных государств, использует технические достижения для решения тех или иных задач. Но помимо технического арсенала, которым народы разных стран пользуются по-разному, их жизнь полна разнообразия. Она не сводится к удовлетворению материальных потребностей или же продолжению потомства. Человеческая жизнь многообразна в культурном отношении, люди придерживаются определенных традиций, обычаев. Существенную роль в их мировоззрении играет религия. На разном уровне развития у народов находится система воспитания, образования, культура в целом. Народы многих государств овладели даром свободы, свободой выбора путей своего развития. Поэтому говорить, что мир сегодня вступил в эпоху всеобщей глобализации, что некая «мировая закулиса» навязывает свою волю всем не более, чем политизированное воображение.
Фантазии людей беспредельны, но их конструктивные способности ограничены физическими законами, различными интересами и устремлениями, поэтому многие идеи, желания оказываются несбыточными. События в современном мире свидетельствуют о мощном противодействии глобализации. Примером тому, например, постоянные акции антиглобалистов. Они также могут ошибаться, поступать под действием чувств, эмоций, различных предубеждений. Сопротивляются глобализации и представители мировых религий, и этнических сообществ. Сегодня весь социальный мир находится в постоянном движении и изменении. Как образно заметил Тоффлер: «весь мир – это быстро исчезающая ситуация»[1]. Современный мир действительно нестабилен, полон противоречий и даже взрывоопасен, говорить о его устойчивом развитии – выдавать желаемое за действительное.
Усилиями прошлых поколений были выработаны научные методы познания, создан логический инструментарий объективного анализа реальности. Древние греки предложили метод диалектики, который требует рассматривать действительность и наше мышление под углом зрения противоположностей, дихотомии, не забывать о том, кому выгодны преподносимые выводы и заключения. Призыв великого француза Декарта подвергать все сомнению не потерял своей актуальности в наше время.
Популярные ныне понятия: глобальный, глобализация, глобалистика несмотря на общий корень несут в себе разное  содержание[2]. Глобальный – охватывающий весь мир. Глобализация характеризует больше сам процесс универсализации, возникновение и развитие общих тенденций. Глобалистика выступает в качестве междисциплинарной области знания, система анализа глобальных тенденций, претендующая на научные обобщения развития современного мира, мирового сообщества наряду с философией.
 Ключевой проблемой глобалистики, на наш взгляд, является исследование соотношения общемировых тенденций и сохранение уникальных особенностей социальной реальности: национальных, языковых, религиозных, культурных. Сегодня речь идет о том, поглотит ли современная цивилизация породившую её культуру или нет? Если считать, что культура более сущностная категория, а цивилизация ни что иное, как овеществленная культура, её материализация, то ответ один. Если цивилизация, набирая мощь и силу, выйдет из под влияния культуры и  начнёт доминировать над нею, то выводы последуют другие. Мы будем иметь дело в будущем не с гибридной «цивилизационной культурой» где, некоторые человеческие качества еще сохранятся, а с совсем иным материальным и духовным субстратом. На эти изменения указывал Н.А. Бердяев. «Процесс технизации, механизации и процесс массовой демократизации ведет к перерождению культуры в техническую цивилизацию»[3]. Некоторые исследователи допускают возможность искусственного интеллекта в будущем превзойти по многим параметрам человека. Не исключается и сама возможность выхода из под контроля человека роботизированных систем. На что отец кибернетики Н. Винер скептически заметил: «Отдайте же человеку – человеческое, а вычислительной машине – машинное»[4].
Вопрос о развития современной цивилизации, её будущем важный, как никогда. Более того, сегодня имеет смысл говорить о существовании на Земле ни одной, техногенной цивилизации, а о разных мирах, разных цивилизациях. Разные цивилизации существовало не только в прошлом, они продолжают существовать несмотря на глобализацию мировых процессов. Когда мы говорим о современной техногенной цивилизации, мы упрощаем проблему, просто абсолютизируем один, хотя и очень важный, компонент – технику и технологии. Несмотря на диктат этих компонентов в их развитии стран и народов есть все основания говорить о существовании разных цивилизаций не по их техногенному признаку, а по их сущности. Техника и технологии, как и технический прогресс в целом, есть лишь форма развития цивилизаций, они не исчерпывают всего содержания цивилизаций.
Основой любой цивилизации является её образующая и питающая культура. Влияет ли цивилизация на культуру? Естественно, они взаимосвязаны, обогащают друг друга, но не лишены противоречивости. Активное наступление массовой культуры – детище техногенной цивилизации – еще не говорит о гибели национальных культур. Поле битвы сегодня разворачивается именно за ареалы уникальности, самобытности  народов, сохранение их традиций и особенностей национальных культур. Таким образом, сегодня мы имеем не только разнообразие культур в мире, но и цивилизаций: западно-американской, исламской, китайской, естественно, российской. Важной особенностью нашего времени является их сохранение и развитие. Суть проблемы не только в том, чтобы признать их необходимый статус, а определить критерии цивилизаций, показать их общность и различие. Сделать это непросто, поскольку даже сторонники единого взгляда на исторический процесс расходятся по выделению цивилизационных признаков, выделяя либо однофакторные, либо многофакторные признаки. Достаточно сравнить, например, взгляды Н.Я. Данилевского и Н.Н. Моисеева, не говоря уже о теоретиках «евразийства».
Центром идейной борьбы сегодня является известная дилемма «Восток – Запад». Как будет развиваться мир: пойдет ли оно по западному пути однообразия и восторжествует либеральная модель развития или же ей есть альтернатива, в лице российской цивилизации и других цивилизаций. Вполне возможен и третий путь существования разных цивилизаций, включающих в себя качественные особенности этих развитых цивилизаций.
В этих спорах неоценимое значение имеют идеи нашего великого соотечественника Н.Я. Данилевского о культурно-исторических типах, которые глубоко и обоснованно раскрывают дихотомию Восток-Запад во всех её аспектах. Существенное различия России и Западного мира не столько во внешних факторах или политических устремлениях, интересах, а в духовном мире, культуре народов, населяющих определённые территории, пространство жизненного мира. Речь здесь идет о существовании различных цивилизаций. Данилевский предлагает не только новый взгляд на исторический процесс, существование культурно исторических типов, но и показывает, почему Россия и Европа находятся на разных исторических полюсах и к чему это приводит.
Данилевский доказывает, что «встраивание» одной цивилизации в другую невозможно, так как начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются другим народам. Каждый тип вырабатывает её для себя. «Цивилизация, свойственна каждому культурно-историческому типу, тогда только достигает полноты разнообразия и богатства, когда разнообразны этнографические элементы, его составляющие, — когда они, не будучи поглощены одним политическим целым, пользуются независимостью, составляют федерацию, или политическую систему государств»[5]. Поэтому актуальным становится вопрос о взаимоотношениях между разными цивилизациями, компромиссах между ними.
Сегодня ясно, что Западная германо-романская цивилизация с её лидером США претендует на выражение общего хода истории, подменяет другие европейские страны со своим укладом и культурой западной цивилизации, объявляя себя выразителем всего человечества. Как считает Данилевский, это «породило среди русских интеллектуалов пагубное заблуждение, известное под именем западничества, которое отмеривает нам и братьям нашим жалкую, ничтожную роль подражателей Европы, лишает нас надежды на самобытное культурное значение, т.е. на великую историческую будущность»[6].
Возникает вопрос, почему они присвоили себе право считать, что выражают общечеловеческую историю, право на универсализм?
Обоснование универсализма  в историческом развитии уходит своими корнями в глубокую древность. Но в девятнадцатом веке идеи панлогизма были четко сформулированы Гегелем в его учении об абсолютной идее. Ему не удалось избежать раздвоения народов на носителей прогресса и народов, нуждающихся в просвещении. «Принципом европейского духа является разум, достигший своего самосознания, который посягает на все, чтобы обнаружить свое присутствие», поэтому «здесь господствует бесконечное стремление к знанию, чуждое другим народам»[7]. Гегель отдает предпочтение общему, а не единичному. Отдельное, индивидуальное, по его мнению, отличается «бесконечным множеством случайных модификаций и представляет собой род дурной бесконечности»[8]. Гегелевская идея панлогизма как поэтапного движения духа к свободе была привлекательна, но  его знаменитый вывод, что «все действительно разумно, все разумное действительно», не вписывался в русскую действительность. Русские мыслители, несмотря на увлеченность гегелевским панлогизмом, его идею универсализма воспринимали неоднозначно: от легкого скептицизма до полного отрицания. Все они отмечали специфические особенности развития России. И сегодня русская философская мысль отстаивает уникальность русской культуры, самобытность исторического развития.
В столетний юбилей нашего замечательного соотечественника Никиты Николаевича Моисеева следует напомнить о его идеях цивилизационного развития. Моисеев Н.Н. развивает учение Данилевского Н.Я. в плане синергетического подхода, принципа самоорганизации и новых данных естествознания. Он солидарен с Данилевским в оценке существования множественности цивилизаций и особенностях русской цивилизации Он видит «две разные ипостаси», способные кардинально повлиять на судьбу России. Это географическое положение России и система традиций, позволяющая сочетать многие особенности Европейского Запада и Тихоокеанского востока. Моисеев верил, что эра антагонизма между странами уходит, наступает эра компромиссов, цель которых сохранение на Земле человечества. «Все основные современные цивилизации мне представляются неким синтезом двух начал. Одному из них свойственен коллективизм, личность подчинена общему делу, другому свойствен поиск нового, предельная эмансипация личности, ибо, чем меньше личность стеснена в своем выборе действий, тем эффективнее её локальное действие и значимы локальные успехи»[9]. Моисеев много рассуждает о коэволюционном пути развития, противоречивом характере самих цивилизаций, коллективном Разуме, экологическом императиве, непредсказуемой судьбе нашей планеты, высказывает рад гениальных догадок относительно будущего человечества, предостерегая об угрозе планетарного тоталитаризма. В этом проявление его человеколюбия и гуманизма. Мир становится гораздо сложнее, и это Моисеев хорошо понимал: «Я полагаю необходимо четко заявить о том, что никакого устойчивого развития в нынешних условиях быть не может»[10].
«Цивилизационные разломы» не воображение интеллектуалов, а реальность нашего времени. Раздвоение единого мира на Евразийском континенте порождено самой духовной основой, различие их не внешнее, не поверхностное, а сущностное. Но в рамках абстрактного единства возможно и существование противоположностей, их взаимодействие и взаимоотношение. Почему Запад идет на сближение с Востоком? В силу экономических, политических, культурологических причин, вынужденных обстоятельств. Экономическая природа капитализма такова, что она подчинена логике расширенного производства и получению прибыли.  Высшая стадия капитализма – монополистический империализм, в погоне за прибылью, не хочет знать государственных границ, он стремится подчинить своему влиянию и зависимости чужие народы и государства.
В центре современных идеологических и практических битв является экономика и политика. Сторонники свободного экономического развития, так называемые неолибералы, их идейные наставники, считают, что глобальные процессы носят тотальный характер и механизм рыночных отношений, развивая и усваивая технические достижения, ставит под контроль все, в том числе и искусство, культуру, мораль и даже религию. Такая политика, нацеленная на якобы абсолютную полезность, целесообразность, рациональность и произведет необходимый отбор во всем, оставит того, кто выживет в конкурентной борьбе. Слабый должен сойти с магистрального пути. Отсюда разговор о несовершенстве человека, недалеко и до заключения о неполноценности рас, необходимости обще планетарного управления по сохранению золотого миллиарда и другие ограничительные идеи – иначе гибель человеческой цивилизации.
На самом деле человечество может спокойно развиваться и строить свое будущее, если станы и народы с гуманистических позиций подойдут к решению накопившихся проблем. Главное точно определить причины возникших в истории человечества проблем и проявить волю, решимость их решить. Многие проблемы, их причины давно известны, о них спорят лучшие умы человечества. Так основной причиной неравномерного развития народов и государств является современная экономика, принципы её организации и осуществления. Изобретение рыночных отношений, действительно гениальное изобретение человечества. Но за столетия своего существования эти отношения при определенной политической устремленности к власти, неравенстве, насилии и эксплуатации, превратились в оковы настоящего прогресса. Хищническая природа капитализма, опирающегося на рынок, не изменилась.
«Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы». Эти слова К. Маркса подтверждаются современной реальностью. Да, капитализм перерос в империализм, наполнился сегодня новыми формами типа ТНК, но содержание его и сущность не изменились.
Как пишет Н.Н. Моисеев, «сформировавшийся общепланетарный рыночный механизм не поднимает, а уничтожает экономику отсталых стран, превращая их в лучшем случае в сырьевые придатки стран с высокой производительностью труда, которые мы впредь условимся называть «передовыми»[11]. Сегодня соотношение в доходах 20% развитых стран и 20% развивающихся стран равняется 100 единицам. Разрыв чудовищный. Нормальное развитие, как считают многие специалисты, должен равняться 10-15 единицам. Сложившаяся диспропорция в уровне развития стран не может не порождать конфликты, является взрывоопасной.
Современный монополистический империализм в лице западной цивилизации лишь изменил форму и средства эксплуатации других народов, сделав финансы более гибким инструментом порабощения целых государств. Главное – держать контроль над финансовыми потоками, и ты уже управляешь мировой экономикой, политикой, культурой, спортом. Такова властная природа денег. «Деньги могут быть только одни, а разные валюты – всего лишь местные названия единых денег»[12]. Роль денег в ранней глобализации через торговлю велика, и сегодня они продолжают оставаться главным инструментом, объединяющим инструментом мировых государств. Глобализация тому сопутствует. Она создает возможности для свободного перемещения, не только финансов, но и любых товаров, технологий и людских ресурсов.
 У истоков «перераспределительной» модели экономики, лежал перенос производства из развитых стран в развивающиеся. Сейчас возможен обратный процесс, что опасно уже с точки зрения нарастания социально политического напряжения в обществах. Раздвоение мирового экономического пространства, выделение в нем развитых и развивающихся стран, противостояние их друг другу, порождает не только экономические кризисы, но и различного рода войны. Но в этом противоречивом процессе есть и свои плюсы, которые приводят к изменению технологических укладов и развитию экономики. «Попасть в число формально развитых стран могут только те государства, которые владеют важными и редкими для мировой экономики природными ресурсами и незначительным коренным населением»[13]. У России такой шанс есть, но воспользуемся ли мы такими возможностями? Вопрос остается открытым.
По мнению Григорьева О.В. те страны могут стать развитыми, у которых высокий исходный уровень номинальных цен и доходов, наличие для развития ресурсов и удобная логистика. Сегодня много говорят и пишут об информационной экономике. Интеллект, новые технологии всегда определял возможности технического и экономического прорыва, но им еще следует умело распорядиться. Советский Союз был самой образованной страной мира с могучим интеллектуальным потенциалом, но новые руководители России не смогли разумно распорядиться этим драгоценным человеческим капиталом, свыше миллиона образованных людей покинули страну и теперь работают на процветание Соединенных Штатов, других стран. Значимость их определялась не только знаниями, их способностями, но и тем немаловажным фактором успеха, что они были подготовлены страной и представляли различные научные школы, которые с их отъездом ослабили отечественные школы и целые интеллектуальные направления, что, естественно, порывало, если не разрушало полностью, формировавшиеся годами традиции. Научная страта раскалывалась на отдельные фрагменты, противопоставлялась друг другу. Страна разбрасывала по миру свое настоящее сокровище.
В культурном отношении такое положение с раздвоением интеллектуального потенциала выгодно той стране, которая приобрела таланты, не затратив на их подготовку средств, и немалые. Можно тешить себе надеждой, что они (наши таланты за рубежом) развивают мировую науку или культуру. Но при этом, никто не учитывает душевные потери этой социальной страты в, их культурный дискомфорт, бытовую зажатость при адаптации к новым условиям жизни, языковую, нравственную, в целом культурную несовместимость, что всегда имеет место при переселении. Какими бы не были  миролюбивыми прибывшие из других стран люди, они – пришельцы из другого мира и всегда будут оставаться таковыми. Их толерантность, их конформизм не стирает из памяти коренного населения извечную дилемму «свой – чужой», как напоминание об истории разного рода конфликтах, попытках порабощения одних народов другими. В век свободы и демократии в век конкуренции чувство недоверия, опасности, а то и неприязни, принимают новые формы отчуждения, и даже агрессии. Правовое равноправие, законы, как бы они не соблюдались, не совпадает с социальным положением человека и теми традициями, повседневной культурой быта. Их можно усвоить, приспособиться к ним, но не жить полнокровной жизнью нельзя. Разрывая свою естественную связь со своей Родиной, многие люди теряют национальную идентичность, превращаются в «одномерных» людей, о которых писал Г. Маркузе, быстрее, чем коренной житель, носитель своей культуры. Глобализация стирает многие индивидуальные особенности человека, делает его функционером, иногда успешным, но не личностью.
Культурологический фактор играет большую роль в человеческом общении и является притягательным для подавляющего большинства народов мира. Эта тяга к другой культуре вполне понятна, она развивает человека, обогащает его духовный мир, если у человека есть естественное устремление к другой культуре. Вынужденное усвоение другой культуры всегда внутренне противоречиво, требует насилия над собой, что порождает постоянные отголоски страха, комплексы неполноценности, которые подавляются самим человеком, загоняются в подсознание. Все это сказывается на работоспособности талантливого человека. Страх удержаться в новом мире, во что бы то ни стало, заставляет работать человека на износ. Но его потенциал не безграничен, и сам человек понимает, что в случае чего, он первым окажется за бортом этой жизни, даже если он и званый гость.
Культура развивается не путем унификации, упрощения, замены или подмены её форм более разрекламированными, а путем пробуждения народного духа, расцвета национальных особенностей, путем воскрешения народных традиций, которые получают иное звучание в новую эпоху. Массовая культура, рожденная в эпоху постиндустриализма – это культура общества потребления, лишь по названию она имеет общее родство с подлинной культурой. Именно настоящая культура сближает народы, обогащает их эстетическое, художественное содержание. Именно культура может стать надежной опорой в достижении компромиссов между народами. Непонимание особенностей культуры отдельных народов может приводить к конфликтам и даже войнам.
Сегодня велика опасность конфликтов между народами не только на основе религий, различного толкования тех или иных постулатов, но велика опасность возрастания противоречий на национальной основе. Глобализация нивелирует национальные особенности, половые различия, интеллектуальные возможности человека. Избежать конкуренции сегодня невозможно, она становится основной движущей пружиной социального прогресса, формой и сутью её становиться наличие различий самих субъектов исторического действия.
Объективный взгляд на человеческую историю позволяет правильно понять не только прошлое, но, главное, наше настоящее и будущее человечества. Стремление сегодня навязать народам однообразие в их развитии, общую модель поведения, стирание различий в их культуре и языках заметно обедняет культурное наследие народов планеты Земля. У всех нас много общего, о чем свидетельствуют процессы глобализации, но между странами, народами, их культурами столько различий, которые представляют подлинное национальное богатство землян, которое следует оберегать, развивать и передавать следующим поколениям. В этом и будет состоять подлинное величие нашей цивилизации и культуры. Первая нас объединяет, вторая сохраняет. «Все основные современные цивилизации мне представляются неким синтезом двух начал, считал Н. Моисеев. Одному из них свойственен коллективизм, личность подчинена общему делу орды, племени, народу и главное – сохранению того образа жизни, который веками утвердился и «проверен практикой». Другому свойственен поиск нового, предельная эмансипация личности, ибо, чем меньше личность стеснена в своем выборе действий, тем эффективнее её локальные действия и значимы локальные успехи. И в каждой из существующих ныне цивилизаций своя мера каждого из начал»[14].
Из всего изложенного можно сделать следующие выводы:
1. Ни одна из существующих цивилизаций не может претендовать на ведущую роль в мировом развитии.
2. Сосуществование разных стран и народов должно быть направлено на нахождение решений сложных глобальных проблем путем компромиссных решений.
3. Российская цивилизация должна занять достойное место в мировом сообществе в силу ряда своих географических, культурологических, исторических и национальных особенностей.

 


[1] Тоффлер Э. Шок будущего. М.: ООО «Изд-во АСТ», 2001. С. 18.
[2] Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира. 2-е изд. М.: ООО «Проспект», 2010. С. 20.
[3] Бердяев Н.А. Спасение и творчество. Смысл творчества. Харьков: «ФОЛИО», М.: «АСТ», 2002. С. 664.
[4] Винер Н. Человека и робот. М., 1966.
[5] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М.: «КНИГА», 1991. С.91-92.
[6] Там же. С. 69.
[7] Гегель. Энциклопедия философских наук. Т. 3. Философия духа. М.: «Мысль», 1977. С. 65.
[8] Там же. С. 74.
[9] Моисеев Н.Н. Расставание с простотой. М.: «Аграф», 1998. С. 373.
[10] Моисеев Н.Н. Расставание с простотой. М.: «Аграф», 1998. С. 352.
[11] Моисеев Н.Н. Расставание с простотой. М.: Изд-во «Аграф», 1998. С. 361.
[12] Григорьев О.В. Эпоха роста. Расцвет и упадок мировой экономической системы. М. «Карьера Пресс»,
 2014. С. 343.
[13] Там же. С. 405.
[14] Моисеев Н.Н. Расставание с простотой. М.: «Аграф». 1998. С. 373.

 

Воробьев Юрий Лукьянович, д.филос.н., проф. кафедры гуманитарных дисциплин Курской государственной сельскохозяйственной академии им. И.И. Иванова

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.