Ефремов А. В.

Дарвинизм: Климент Тимирязев как критик Данилевского

Историософия и натурфилософия у Н.Я. Данилевского не существовали отдельно, но находились в диалектическом системном единстве. История понималась им лишь как специфическая форма существования живой материи, что определило единство методологии как в историософских, так и в натурфилософских трудах Данилевского.
Последние годы жизни Н.Я. Данилевский посвятил обобщениям своих естественно-научных знаний. Результатом стало появление изданной уже после смерти автора книги “Дарвинизм. Критические исследования” (т.1-2, СПб., 1885-1889). Этот обширный труд посвящен критическому разбору учения Ч. Дарвина.
Следует отметить, что уже в эпоху европейского просвещения стали оформляться доктрины, основным содержанием которых было отвержение христианского учения о жизни. Жизнь стала трактоваться как бесконечно изменяющиеся формы существования особого вида материи. Совокупность этих доктрин получила название эволюционизма. В 1799 году германский романтик Новалис описал появление этого научно-психологического феномена. “…Ненависть к религии, – писал он, – весьма естественно распространилась на все предметы воодушевления ….причислила человека к другим детищам природы, над которыми главенствует нужда, и превратила бесконечную творческую музыку Вселенной в однообразный стук чудовищной мельницы, которая приводится в движение потоком случая и подхвачена этим потоком, мельница, как таковая, не знающая ни строителя, ни мельника, так сказать, настоящий perpetum mobile, перемалывающая сама себя»1.
Дарвинизм, ставший вершиной и завершением эволюционизма, воспринимался современниками не как очередная научная теория, а как откровение, дающее картину происхождения жизни, в которой богу уже не оставалось места. Таким образом, учение Ч. Дарвина было не гипотезой, “а научно-философским продуктом веры (хотя веры скептической)»2. В XX веке эволюционизм частично обрел квази-религиозные формы, став научно-психологической основой хилиазма (католик-модернист и философ Тейяр де Шарден утверждал даже, что теория эволюции это “новое откровение человечеству”).
Н.Я. Данилевский ясно понял, что спор о правоте Ч. Дарвина, есть спор о важнейших основах бытия. “Важность его теории такова, – писал Данилевский, – что я твердо убежден, что нет другого вопроса, который равнялся бы ему по важности, ни в области нашего знания и ни в одной области политической жизни»3. Ведь “Дарвиново учение есть не только и не столько учение зоологическое и биологическое, сколько вместе с тем и еще, в гораздо большей степени, учение философское. Дарвинизм изменяет, переворачивает не только наши ходячие и наши научные биологические взгляды и аксиомы, а вместе с этим и все наше мировоззрение до самого корня и основания»4. Таким образом, мотив создания “Дарвинизма” был религиозно-нравственным, хотя, конечно, он подтверждался и научным опытом Н.Я. Данилевского, что отмечалось уже современниками. В “Истории новой философии” Ф. Ибервега и М. Гейнце сообщалось, что “написать громадное исследование о дарвинизме побудили Данилевского соображения чисто нравственного характера»5.
Над книгой Н.Я. Данилевский работал много лет и уже в 1880 году Ф.М. Достоевский, знавший о его работе, говорил в салоне Е.А. Штакеншнейдер о некоторых мыслях своего друга. Труд оказался незаконченным, но почти сразу после смерти Н.Я. Данилевского, благодаря усилиям Н.Н. Страхова был, в двух частях издан первый том. Через четыре года Страхов опубликовал и первую часть второго тома. Н.Я. Данилевский, высоко оценивая Ч. Дарвина как ученого, все же критиковал его и особенно его последователей и интерпретаторов. На основе собранного огромного материала Данилевский пытался доказать, что эволюционные изменения возможны лишь внутри вида и, что особи одного вида не могут превратиться в другой (Следует отметить, что уже в IV веке это же утверждал святитель Василий Великий в знаменитом “Шестодневе”).
Естественно, что появление книги, посвященной вопросу, волновавшему все лучшие умы того времени, почти сразу вызвало споры, в которых приняли участие известнейшие русские ученые и публицисты того времени. Споры эти отразились даже в поэзии. А.К. Толстой написал в 1872 году известное стихотворение “Послание М. Лонгинову о дарвинизме”. Острота спора вокруг “Дарвинизма” Н.Я. Данилевского усиливалась тем обстоятельством, что в тоже время шла яростная полемика вокруг другой его книги “Россия и Европа”.
Основным критиком “Дарвинизма” стал К.А. Тимирязев, а защитником идей Н.Я. Данилевского, как и в случае с “Россией и Европой” Н.Н. Страхов. Так как значительная часть аргументов, приводимых спорящими сторонами, носила научно-специальный характер, мы будем касаться только общих выводов. В 1887 году Н.Н. Страхов опубликовал в “Русском вестнике” статью “Полное опровержение дарвинизма”, посвященную книге Н.Я. Данилевского. В этом же году К.А. Тимирязев прочел в Политехническом музее публичную лекцию, которую затем, несколько изменив, опубликовал в “Русской мысли” под названием “Опровергнут ли дарвинизм?”. “Данилевского, – утверждал К.А. Тимирязев, – нельзя назвать добросовестным критиком. Все его возражения уже сделаны ранее него»6. Н.Н. Страхов немедленно ответил статьей “Всегдашняя ошибка дарвинистов”, напечатанной в двух номерах “Русского вестника” за 1887 г.(№11, 12). Этой ошибкой по мысли Н.Н. Страхова является то, что “дарвинизм принимает возможность за действительность”. Через два года, когда наследие Данилевского яростно атаковал Вл. Соловьёв, Тимирязев, с присущим ему задором, ответил обширной статьей “Бессильная злоба антидарвиниста” (“Русская мысль”, 1889, №5, 6, 7), в которой книги Данилевского охарактеризованы как “схоластическая реакция” на успехи современной науки.
В разгоревшуюся полемику вмешался известный физиолог, академик Петербургской академии наук А.С. Фаминцын, опубликовавший во 2-м номере “Вестника Европы” за 1889 год статью “Н.Я. Данилевский и дарвинизм. Опровергнут ли дарвинизм Данилевским?”. Сделав краткий обзор “Дарвинизма” А.С. Фаминцын, в отличие от К.А. Тимирязева, признал достоинства книги, но не согласился с ее основными выводами. По его мнению, эти выводы не имеют строго научного характера, а “подлинного ученого, специально знакомого с новейшими достижениями и направлениями современной биологии, не увлекут ни лирические излияния, ни возгласы негодования Ч. Дарвиным, которым столь часто разражается автор “Дарвинизма»7. Таким образом, позиция А.С. Фаминцына оказалась в противоречии с позициями и Н.Н. Страхова, и К.А. Тимирязева. Последний ответил статьей “Странный образчик научной критики” (“Русская мысль”, 1889, №4), а Н.Н. Страхов – статьей “Фаминцын А.С. о “Дарвинизме” Н.Я. Данилевского” Статью А.С. Фа­минцына очень критично воспринял и следивший за полемикой Л.Н. Толстой, писавший тогда же Н.Н. Страхову, что “Фаминцын, по-моему, подлежит уничтожению полному»8.
(Значительно позже, в 1904 году, Л.Н. Толстой говорил: “Я помню, Страхов, которого я очень любил, и Данилевский спорили о Дарвинизме, и я, хотя тогда и не мог понять важности этого, все-таки из уважения к ним, смотрел на эти вопросы как на серьезное дело. Теперь же я вижу, что это совершенно праздное времяпрепровождение»9).
Владимир Сергеевич Соловьев также коснулся этой темы, хотя его критический пафос был направлен, прежде всего, против историософии Н.Я. Данилевского. Книгу Н.Я. Данилевского В.С. Соловьев называл “самый полный, самый обстоятельный и прекрасно изложенный свод всех существенных возражений, сделанных против теории Дарвина в европейской науке”, но “далее отрицательной критики, далее разрушения чужой теории русский мыслитель не пошел. Никакие даже попытки объяснить положительным образом происхождение растительных и природных видов он не сделал»10. Упрек, сделанный философом Н.Я. Данилевскому, выглядит, по меньшей мере, странно, ибо для каждого христианина вопрос о происхождении жизни имеет объяснение в священном писании, а в критике Н.Я. Данилевского В.С. Соловьев заявлял себя как христианский философ.
В дискуссию о дарвинизме Н.Н. Страхов вовлек и В.В. Розанова. Розанов в пятом номере “Русского вестника” за 1889 году опубликовал статью “Вопрос о происхождении организмов”. Не будучи специалистом в естественных науках, В.В. Розанов поставил под сомнение общетеоретические положения дарвинизма. В этой интересной работе Розанов отметил: “Высокий интерес, который связан с теорией Дарвина и ее критикой, обусловлен тем, что она явилась косвенным разрешением вопроса, в течение длительного ряда веков тревожившее человеческое сознание, вопроса о причинности и целесообразности»11. Ч. Дарвин, как отмечал Розанов, установил целесообразность, как объясняющее начало и стал разъяснять происхождение жизни через “случайность”. Кроме того, В.В. Розанов заметил, что в “теории Дарвина есть одна особенная странность”, а именно, “будучи (по задаче своей) теорией происхождения органических форм, она в действительности говорит только об их сохранении, или, точнее и строже, о несохранении форм, за исчезновением которых остались те, которые наблюдаются»12 и “таким образом, понятия возникновения, появления и понятие сохранения»13.
По поводу “Вопроса о происхождении организмов” Н.Я. Грот, как раз основавший в 1884 году знаменитый журнал “Вопросы философии и психологии” писал В.В. Розанову: “….не разделяю только Вашего и (страховского) слишком восторженного отношения к “Дарвинизму” Данилевского. Я не разделяю и ненависти Тимирязева»14. Вообще же В.В. Розанов считал, что натурфилософия Н.Я. Данилевского важнее его историософии, о чем и написал в некрологе своему учителю Н.Н. Страхову. В дальнейшем Розанов всегда высоко оценивал “Дарвинизм”. “Сколько лет, – писал В.В. Розанов, – сей легкомысленный английский ученый трудился над воздвижением “здания на песке”, столько же благородный славянофил проработал, чтобы обнаружить “пустынный” и бессодержательный “песок” в этом здании”.15
Советский исследователь мировоззрения К.А. Тимирязева Г.В. Платонов довольно точно заметил: “Хотя основной удар Тимирязева был направлен непосредственно против русских антидарвинистов – Данилевского, Страхова, Фаминцына и др., – его победа имела огромное значение для развития науки и в других странах. Тимирязев сам отмечал, что Данилевский, написав свой объемистый “труд”, собрал мысли, высказанные антидарвинистами всего мира. Следовательно, удар по Данилевскому был ударом по всему антидарвинизму в целом. Впоследствии многие антидарвинисты, боровшиеся против дарвинизма во имя фидеизма, непосредственно опирались на Данилевского. Поэтому работы Тимирязева и по настоящее время играют огромную роль в борьбе всего материалистического лагеря в биологии против лагеря идеалистов. В своих сочинениях Тимирязев дает и прямую критику антидарвинистов Европы и Америки: Агассиса (США), которого Энгельс называл “Дон-Кихотом господа бога”, герцога Аргайля (Англия), получившего у Тимирязева наименование “английского Данилевского”, Катрфажа (Франция), Виганда (Германия ) и др”. 16.
Спор о книге Н.Я. Данилевского не ограничивался только кругом ученых и философов. Так или иначе, он коснулся почти всего образованного общества России. В письме к уже упомянутому Н.Я. Гроту Афанасий Фет писал, что он с Н.Я. Данилевским “…совершенно согласен, утверждая это с первого знакомства, что вся теория Дарвина – за волосы притянутая чепуха»17. А В.Г. Короленко в письмах к жене писал: “какая прелестная статья в “Русской мысли” Тимирязева “Опровергнут ли дарвинизм ?” …Дело в том, что среди теперешней умственной реакции и мракобесия не так давно появилась книга Данилевского “Полное опровержение дарвинизма” Не правда ли, уже по заглавию видно, что тут имеется значительная доля шарлатанства. Тут и вспоминается “Полный сонник с открытием тайн белой и черной магии” или “Полное разъяснение адских тайн” – Леухинского издания. Полное опровержение дарвинизма было подхвачено в литературе черно-белым магом Страховым, который протрубил о нем как о славной победе. Даже либеральные органы глубокомысленно хмурили брови. “Заслуживает большого внимания и серьезный труд … Веские возражения” (Такой отзыв был – увы! – и в “Русской мысли”). И вот выходит Тимирязев, начинает с шуточки и самым неопровержимым образом доказывает, что это дичь и ерунда самого легкого свойства, который только самое обычное славянофильское шарлатанство постарались придать внешний вид солидности. Надо заметить, что и Данилевский, и Страхов заигрывают с Тимирязевым, как с “самым последовательным дарвинистом”, но его этим не подкупили и не смягчили. Его критика при всей своей иногда даже игривости – положительно беспощадна, и вообще вся статья представляется мне плотиной, которую истинная наука ставит потоку мракобесия. Как не залюбоваться на этого милого Тимирязева»18. По этому письму хорошо видно, что автор в глаза не видел книги Данилевского, спутав ее название с названием статьи Н.Н. Страхова, и даже не знал, что сам Н.Я. Данилевский скончался два года назад и поэтому не имел возможности “заигрывать” с К.А. Тимирязевым, чего, конечно, не делал и Н.Н. Страхов. Но реакция В.Г. Короленко на спор о дарвинизме показывает, что корректная научная и философская полемика по важнейшим вопросам жизни становилась почти невозможной, ибо все воспринималось как часть политической борьбы общества с правительством. В поддержку позиции сторонников Н.Я. Данилевского в вопросе о дарвинизме высказался и К.Н. Бестужев-Рюмин, отметивший, что книга Данилевского является “новым доказательством и глубины ума его, и обширности знания»19.
Итог полемики подвел Н.Н. Страхов в статье “Спор из-за книг Н.Я. Данилевского. Общий характер спора” (“Русский вестник”, 1889, №12). Прежде всего, Н.Н. Страхов указал, что “оба противника (К.А. Тимирязев и В.С. Соловьев. – А.Е.), как оказалось, сочли ниже своего достоинства рассматривать вопросы, поставленные Н.Я. Данилевским. Совершенно не соглашаясь с его взглядами, они опровергали его очень просто, – доказывали, что он вовсе не имеет права судить о предметах, о которых писал»20.
Впрочем, Н.Н. Страхов отметил, что подобное отношение проявлялось не только к Н.Я. Данилевскому, а ко всем национально мыслящим русским людям. “Так было со славянофилами, с учением которых до сих пор связана дурная слава, созданная ему бесконечными нападками. Так было с Аполлоном Григорьевым, так было и с книгой “Россия и Европа”. Тем не менее, утверждал Н.Н. Страхов, “можно, кажется, прекратить полемику, которую я вел не по охоте, а по некоторому долгу. Книги Данилевского пользуются теперь большим и общим вниманием. Умственное наследство, оставленное Данилевским, без сомнения, принесет прекрасные плоды.»21
Важно отметить, что с критикой дарвинизма в России выступали Н.Г. Чернышевский, П.А. Кропоткин, К.Д. Ушинский, П.Ф. Лесгафт. “Дарвинизм” оказался одной из известнейших книг Данилевского. Митрополит Вениамин (Федченков) в 90-х годах XIX века учившийся в Тамбовском епархиальном училище, для опровержения учения Ч. Дарвина получил в городской библиотеке именно книгу Н.Я. Данилевского. “Я ходил в Тамбовскую публичную библиотеку (очень солидную) и там читал опровержение Дарвинизму какого-то ученого Данилевского»22. И можно согласиться с В.В. Зеньковским, назвавшим этот труд “знаменитой книгой, в которой Данилевский подверг дарвинизм смелой и основательной критике»22. Естественнонаучные идеи Н.Я. Данилевского уже в XX веке были восприняты столь крупными учеными как Л.С. Берг, А.А. Любищев, В.П. Карпов.
Список литературы:
Список литературы:
1. Новалис. Гимны ночи. М.,1996. С.172-173.
2. Дамаскин (Кристиансен). Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза). М., 1995. С.511.
3. Данилевский Н.Я. Дарвинизм. Критическое исследование. СПб.,1885. Т.1. ч.1.с.18.
4. Там же. С.18.
5. Ибервег Ф. Гейнце М. История новой философии. СПб.,1890. С.551.
6. Тимирязев К.А. Опровергнут ли дарвинизм? // Русская мысль. 1887. №5. С 141.
7. Фаминцын А.С. Н.Я. Данилевский и дарвинизм. Опровергнут ли дарвинизм Данилевским? //Вестник Европы. 1889. №2. С.34.
8. Толстой. Л.Н. Полн. Собр.: в 90 т. М.,1953. Т.64. с.175.
9. Гольденвейзер А.Б. Вблизи Толстого. М..М.,1959. С.151.
10. Соловьёв В.с. Сочинения: в 2т. М.,1989. Т.1. с.262.
11. Розанов.В.В. Вопрос о происхождении организмов// Русский Вестник. 1883. №5. С.311.
12. Там же.
13. Там же
14. НИОР РГБ Ф246.М 3821. Ед. хр.14. л.2.
15. Розанов. В.В. В мире неясного и нерешённого. М.,1995. С.269.
16. Г. В. Платонов. “Мировоззрение К. А. Тимирязева”. М., 1952 г. С. 301.
17. Генералова Н.П. И.С. Тургенев: Россия и Европа. СПб.,2003. С.506.
18. Короленко В.Г. Собр. соч. в 10 т.М., 1956. Т. 10. С. 67.
19. Бетужев-Рюмин К.Н. Теория культурно-исторических ти-пов//Данилевский Н.Я. Россия и Европа. СПб.,1995. С. 435.
20. Страхов Н.Н. Спор из-за книг Н.Я. Данилевского. Общий характер спора.// Русский Вестник. 1889. №12. С.187.
21. Вениамин (Федченков), На рубеже двух эпох. М.,1994. С.118.
22. Зеньковский В.В. Русские мыслители и Европа. М., 1997. С.69.
Ефремов А.В
к.и.н., доцент, Московский государственный гуманитарный университет им. Шолохова (МГГУ)

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.