Бунин А. Ю. Черников А. В.

«Отсталость» как фактор заблуждения

В статье опровергается тезис о перманентной отсталости России от Запада. Авторы раскрывают причину появления мифа об «отсталости» России от стран Западной Европы.

Россия — перманентно отстающее от «цивилизованных стран» государство, страна «догоняющей модернизации», страна, находящаяся «на периферии культурного развития европейской цивилизации» — подобные штампы, ничего общего не имеющие с действительностью, не только широко распространены на Западе, но не так уж редко встречаются и в нашей стране. Откуда они берутся?
Деление государств на «отсталые» и «прогрессивные» появилось не сегодня. Несколько веков назад европейские «политтехнологи» объявили все неевропейские народа (в том числе народы России) отсталыми, требующими немедленной «помощи» Запада для преодоления «отсталости».
Первой широкомасштабной акцией по преодолению «отсталости» и распространению «прогресса» в форме «истинной веры» стали Крестовые походы. Объявив все не принадлежащие к Римской церкви народы еретиками (то есть «отсталыми» в терминологии средневековья) европейские крестоносцы начали с упоением уничтожать, грабить и порабощать арабов, курдов, византийцев, греков, прибалтов, славян. Однако, получив в итоге отпор, западные идеологи решили сменить лозунги, тем более, что со времён Возрождения и Реформации исключительно религиозные лозунги стали отходить на второй план.
Великие географические открытия (кстати, вызванные, в первую очередь алчностью европейцев) дали широкий простор для экспансии. Пальму первенства у католических стран перехватили протестанты. Протестантская этика (которая легла в основу современных «общечеловеческих» ценностей западной цивилизации) цинично делила людей на «избранных» и «грешных». «Избранным» автоматически прощались все грехи — убийство, грабёж, обман — если направлены они были против «неизбранных», не принадлежащих к протестантской общине. Теперь закабалялись уже не отдельные народы, а целые континенты. Все это прикрывалось идеями «Просвещения» — приобщения «отсталых» народов к благам европейской цивилизации. Приобщение шло оригинальным образом — путём поголовного истребления или обращения в рабство. Особенно чётко эта «миссионерская миссия» проявилась в политике Англии и Голландии. Католики, впрочем, тоже не отставали. Именно они первыми начали борьбу за порабощение народов Африки, Азии и Америки. Однако испанцы и португальцы, тем не менее, пытались, несмотря на крайне жестокое подавление любых попыток сопротивления, приобщить местное население к католицизму. Принявшие христианство индейцы считались подданными испанского короля, их можно было эксплуатировать, но нельзя было произвольно уничтожать — они находились под защитой испанских законов. Правда, тех, кто отказывался принимать веру захватчиков, уничтожали безжалостно. Кстати, сегодня индейцы сохранились в основном в Южной Америке, в бывших испанских колониях. Но для западных либералов это не имеет значения: индейцы «отсталый» народ, мешавший продвижению «прогресса» — «дикость» была побеждена цивилизацией. Впрочем, сами испанцы тоже долгое время были изгоями в Европе. Испанская культура, представляющая собой эклектику европейской, арабской и североафриканской культур (своеобразная Евроафрика) считалась у «просвещённых» западных либералов «дикой и отсталой». Только во второй половине ХХ века, приобщившись к атлантическим «общечеловеческим» цивилизационным ценностям, испанцы влились в «единую семью» европейских народов. В итоге испанская молодёжь не знает собственной истории, культуры, даже народных сказок.
Если испанцы пытались «сохранить лицо» в отношении местного населения, то англичане и голландцы обращались с местным население хуже, чем со скотом, зачастую просто поголовно истребляя его, в случае невозможности обращения в рабство. Так, в английских колониях в Северной Америке существовали целые отряды «охотников за головами». Колониальная администрация платила им за скальпы убитых индейцев меньше, чем за хвост убитого волка — 6 шиллингов. Целые племена поголовно вырезались. Англичане, а затем американцы, приобщая «отсталых» к «свету» европейской цивилизации, уничтожили десятки миллионов людей — население целого континента. Геноцид индейцев в Северной Америке в XVII — XIX веках по своим масштабам во много раз превосходит злодеяния гитлеровских нацистов в годы Второй мировой войны. Но на Западе о нем забыли. Его попросту не было! В лучшем случае в западной литературе упоминается об испанских злодеяниях, но ни слова о преступлениях протестантов!
Почему это происходит? Современные «демократически-толерантные» ценности западной атлантической цивилизации восходят корнями к англо-саксонскому протестантизму. Разве можно усомниться в гуманизме и человеколюбии идейных основателей современной Европы и Северной Америки?
Для сравнения: русские колонизировали Сибирь в то же время, когда европейцы Северную Америку. Однако в Сибири и на Дальнем Востоке до сегодняшнего дня сохранились практически все народы, проживавшие там в XVII веке. Сохранили они и свою неповторимую культуру, религию, обычаи. Почему это произошло? Наверное, потому, что русские такие же «отсталые неевропейцы», какими ещё недавно были испанцы.
В начале ХХ века идея «Просвещения» полностью исчерпала себя. Запад срочно стал искать новую форму приручения «отсталых». Новой формой стали идеи «либеральной демократии», уходящей своими корнями в протестантское Просвещение. Продвижение западного «прогресса» при полном игнорировании этнонациональной психологии, обычаев и верований других народов уже вызвали к жизни многие беды современного мира. Пресловутый исламский фундаментализм есть ничто иное как реакция исламских стран на беспардонное внедрение западного стереотипа поведения в обществах, где этот стереотип в принципе неприемлем. Столпами нового «прогресса» вновь стали США и Великобритания. И вот уже летят бомбы во Вьетнам, Югославию, Афганистан, Ирак, Украину, гибнут люди, уничтожаются национальные культуры — Запад в очередной раз пытается преодолеть «отсталость».
Декларирование «отсталости» всех, кто не принадлежит к западной цивилизации, необходимо Западу, чтобы оправдать свою агрессивность. Если теория «либеральной демократии» и «общечеловеческих ценностей» изживёт себя, появится новая, возможно более абсурдная, но не менее агрессивная теория.
Но то, что логично и понятно с точки зрения интересов Запада, совсем не понятно, когда бездумно воспроизводится в отечественных учебниках и научных трудах. Уже триста лет тезис об «отсталости» и «дикости» России кочует из одного научного труда в другой. Появившийся в годы петровских реформ, тщательно разработанный приглашёнными Петром I в Россию иностранцами этот тезис является основополагающей аксиомой в отечественной исторической и политической науке. Сами западнические реформы Петра I преподносятся чуть ли не как наивысшее достижение дореволюционной России, а сам царь-западник — как самая выдающаяся личность в нашей истории.
К сожалению, в рамках одной статьи невозможно раскрыть сложную и многогранную тему петровских реформ, однако надо отметить, что наряду с положительными итогами они принесли такие явления, как культурный раскол населения и бесчеловечное крепостное право (кстати, чисто европейского образца).
Чтобы доказать «отсталость» России привлекались в основном записки иностранцев, которые чаще всего представляли собой политические памфлеты или статистические данные. Например, для изучения царствования Ивана Грозного российские либеральные историки-западники активно привлекали сочинения изменника А. Курбского, папского шпиона А. Поссевино, убийцы и насильника Г. Штадена, и из их измышлений конструировали образ русского царя как «сумасшедшего тирана, садиста-людоеда», а саму России как «царство террора». При этом отечественные историки выпускали из виду, что за 50 лет правления Грозного было казнено меньше людей, чем убито за одну Варфоломеевскую ночь в Париже, и в десятки раз меньше, чем казнено в годы правления Елизаветы I в Англии. При этом современница Грозного Елизавета I по сей день является национальным героем Англии, а русский царь с подачи западных «учителей» — сумасшедшим тираном и садистом. Представим себе, что сто лет спустя отечественные историки стали бы изучать наше время исключительно по бредням Джен Псаки или Михаила Саакашвили, удивляясь «отсталости, дикости и агрессивности» русского народа. Не может быть? Но ведь до сих пор аналогичные бредни иностранцев (многие из которых едва были в России) воспринимаются как «святая истина», как «надежнейший исторический источник» для отечественных научных трудов и учебников истории. Как уж тут России не быть «дикой и отсталой»!
Манипуляциями со статистикой вообще можно доказать что угодно. Так, чтобы доказать «отсталость» России приводятся данные о выплавке чугуна, стали, железа, добычи угля и т.д. Хорошо. Давайте для примера сравним статистические данные о добыче полезных ископаемых, скажем нефти и газа за 2014 г., и на их основе сделаем вывод об «отсталости» и «прогрессе». Окажется, что Россия входит в пятерку самых развитых стран мира. США, ФРГ, Великобритания и Франция сильно отстают от таких стран, как Иран, Венесуэла или Туркмения, а самой неразвитой и отсталой страной мира станет Япония, где эти ископаемые не добываются вовсе. Спору нет, возможно техническое отставание в какой-либо отрасли или сфере, но зачем же из этого делать вывод о «перманентной отсталости» России, о «подражательском типе» её культуры?
Впрочем, культурную «отсталость» России и вовсе никто не удосужился доказывать: отставала и все тут! Отставала, потому что в её культуре не было тех явлений, которые характерны для западной цивилизации. Но их не было в большинстве культур народов мира. Ну и что? Ведь и они все сильно «отстали» в своём развитии от европейского «прогресса»! Подобным образом в головы нескольких поколений россиян вбивался тезис о перманентной отсталости России.
Дореволюционные либералы-западники нещадно бичевали «дикость», «варварство» и «отсталость» допетровской России. Причину же они видели в монгольском нашествии и золотоордынском иге. Впрочем, тот факт, что русская культура и государственность сохранились только в землях, подчинённых орде, что именно эти земли стали ядром новой российской государственности, а в землях, захваченных Польшей, Литвой и Венгрией происходил культурно-религиозный геноцид, их не смущал: ведь это — «культурная Европа», а Золотая Орда — «дикая Азия»!
Немногие среди русских учёных пытались противостоять этому потоку нелепых измышлений. На первом месте среди дореволюционных учёных, вставших на пути западной «идеологической экспансии», стоит имя Н.Я. Данилевского.
После революции место государственной идеологии занял марксизм. Учение марксистов, как и либералов, «европоцентрично», с той лишь разницей, что они доказывают универсальность западного прогресса с другого бока — не через культурные и политические, а через социально-экономические отношения. Дореволюционная Россия преподносилась перманентно «отсталой», государственные деятели (за исключением Петра I) представлялись в образе недалёких правителей-самодуров, самобытность российской цивилизации отрицалась, тезис «Россия — это отсталая часть общеевропейской цивилизации», «задворки, охвостье Европы» стал непререкаемой истиной. Лишь отдельные учёные, такие, как, например, Л.Н. Гумилёв, И.Я. Фроянов, пытались возражать идеологическим клише марксизма. Несмотря на грандиозные успехи, достигнутые СССР в социально-экономической сфере, в области внешней политики, в идеологии господствовали штампы об «отсталости» и её преодолении только в годы Советской власти. Впрочем, о том, что действительно успешный советский проект в реальности имел очень мало общего с теорией К. Маркса и Ф. Энгельса тоже не говорилось. Кстати, европейские коммунисты буквально ликовали от радости, узнав о гибели СССР — чем это не доказательство различия России и Запада: несмотря на кажущуюся полную идентичность коммунистической идеологии культурно-цивилизационные основания были различны. Европейские коммунисты не считали советских коммунистов за своих, а созданное ими государство воспринималось еврокоммунистами как нечто «дикое и агрессивное»!
После развала СССР возник идеологический вакуум, который тут же попытались заполнить западные либералы и их российские «ученики». Теперь уже и советское время (не говоря о более раннем) было объявлено «царством террора», «варварства» и «отсталости». Теория «отсталости формировала у населения чувство стыда за наше прошлое, из книжного штампа она превратилась в фактор, воспитывающий чувство ненависти к собственной стране. Чтобы преодолеть эту «отсталость» поучали либералы, надо отказаться от культурно-цивилизационного своеобразия и с головой окунуться в либеральные западные ценности, в царство «общечеловеческих ценностей, свободы и толерантности».
Что же представляют из себя на практике эти «наивысшие святые ценности человечеств»? Это однополые браки, с одновременной травлей института семьи, это идея толерантности, терпимости к чужому мнению, с одновременным объявлением преступниками тех, кто не разделяет «ценности новой Европы», это ювенальная юстиция, при которой родители могут совершать развратные действия в присутствии ребёнка, но их могут лишить родительских прав за отказ дать ребёнку до обеда конфету (это трактуется как нарушение естественных прав ребёнка), это легализация «лёгких» наркотиков, как проявление высшей индивидуальной свободы человека. На повестке дня уже стоит вопрос о легализации «тяжёлых» наркотиков, педофилии и каннибализма. Мы хотим приобщиться к этим «культурным ценностям»?
Но может быть Россия застрахована от подобного развития событий? Нет. Ведь идеологический вакуум, возникший после ухода марксизма, не заполнен. Идеологическая пустота, духовная обречённость уже вызвали в массовом порядке такие явления, как религиозный экстремизм и фашизм, ярчайшими примерами чему являются события 90-гг. ХХ века на Северном Кавказе и нынешняя ситуация на Украине. В этом смысле российские западники являются духовными отцами фашизма и экстремизма. Подобно тому как «сон разума рождает чудовищ», так идеологический вакуум рождает самые уродливые формы человеческого сознания. Избежать подобного развития событий можно только путём создания новой российской идеологии, основанной на цивилизационных корнях российского культурно-исторического типа. Это идеология должна вобрать в себя все лучшее, что было в дореволюционной православно- самодержавной русской идеологии и в советском социализме. Основой для новой идеологии должна стать историософская концепция Н.Я. Данилевского.

А.В. ЧЕРНИКОВ
к.и.н., доц. кафедры истории государства и права Курской государственной сельскохозяйственной академии имени профессора И.И. Иванова
А.Ю. БУНИН
к.и.н., доц. кафедры истории государства и права Курской ГСХА
(г. Курск)

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.