Афанасьев А. Д.

Особенности генезиса феодализма в России и теория Н. Я. Данилевского о культурно-исторических типах

В статье рассматривается процесс генезиса феодализма в Древней Руси, различные подходы к данной проблеме, раскрывается точка зрения Н.Я. Данилевского на этот процесс.

В исторической литературе существует две основных трактовки феодализма. Феодализм рассматривается как в «широком», так и в «узком» смысле этого слова. В советское время господствовало «широкое» представление о феодализме, как общественно-экономической формации. Западные историки термин феодализм чаще всего понимают в более узком смысле — как система вассально-ленных отношений между феодалами — сеньорами и их вассалами. Поэтому задача данной статьи, используя теорию Н.Я. Данилевского о культурно-исторических типах выяснить, применимы ли эти два подхода к социально-экономическому и политическому строю средневековой Руси — России.

Анализ процесса генезиса феодализма целесообразно начать с исследования социально-экономических отношений Киевской Руси, первого крупного государственного образования восточных славян. Для начала необходимо вспомнить, что сторонники «широкого» подхода разделяют марксистскую теорию о том, что государство — это явление историческое и для его появления должен сложиться целый комплекс социально-экономических и политических предпосылок. В 30-е гг. прошлого века в нашей стране была проведена дискуссия о характере социально-экономических отношений в Киевской Руси и большинство исследователей стали считать Киевскую (Древнюю) Русь раннефеодальным государством [1]. Однако слабым местом этого подхода было то, что ни в IX, ни в X веке не найдено точных сведений о существовании феодальных вотчин — основы феодальной экономики. Получалось так, что древнерусское раннефеодальное государство возникло на сто лет раньше до появления материальных предпосылок. Все это не укладывалось в марксистское представление о том, что экономика — это «базис», а политика «надстройка». Неслучайно этому историческому периоду исследователи всегда затруднялись дать однозначную оценку. Так, Л.В. Черепнин, например, писал о IX — X вв. как о раннефеодальном периоде, в котором преобладала верховная собственность государства на землю, а основная масса населения была лично свободными — смердами-данниками [2]. Л.Я. Фроянов считал IX — X вв. последней стадией родоплеменного строя [3].

Н.Я. Данилевский рассматривал понятие «феодализм», как систему отношений «между племенем, достигшим преобладания, и племенем подчинённым, при котором первое не сохраняет своей отдельности, а расселяется между покорённым народом». Племенем, достигшим преобладания, были, по его мнению, варяги, подчинёнными — многочисленные славянские племена. Не делая глубокого анализа социально-экономических отношений раннесредневекового славянского общества, он пишет, что «варяги послужили только закваской, дрожжами, побудившими государственное движение в массе славян, живших ещё одной этнографической, племенной жизнью; но не могли положить основания, ни феодализму, ни другой какой-либо форме зависимости одного народа от другого» [4, с. 305 — 306]. В этих условиях система господства и подчинения выражалась в сборе дани с подвластного населения. При этом необходимо отметить общеизвестный факт, что меха были главным предметом налогообложения, но налоги собирали с «дыма». Дым, или дом, рыло, плуг — это, несомненно, оседлое хозяйство, поскольку оно облагается как особая хозяйственная единица. Плуг или рыло говорят сами за себя. Все эти термины, в сущности, обозначают одну и ту же единицу обложения, в основе которой лежит сельское хозяйство. Земледелие было главным занятием восточных славян при отсутствии феодальных отношений на раннем этапе их государственного развития. Таким образом, к IX — X векам древнерусской истории невозможно применить понятие феодализм ни в «узком», ни в «широком» смысле. Поэтому неслучайно Н.Я. Данилевский в своём историческом труде «Россия и Европа» рассматривает славянскую цивилизацию как особый культурно-исторический тип, в корне отличающийся от западноевропейской цивилизации. Николай Яковлевич справедливо отметил, что: «история России или история магометанского Востока имеет, в сущности, только временные, случайные точки соприкосновения с историей Европы; и всякое старание связать историческую жизнь России внутреннею органическою связью с жизнью Европы постоянно вело лишь к пожертвованию самыми существенными интересами России» [4, с. 121].

Процесс феодализации славянского общества начался XI — XII вв. и был ускорен двумя историческими событиями, принятием христианства в 988 г. и мировым торговым кризисом XII века. О том, какое влияние оказало принятие христианства на процесс феодализации Киевской Руси, говорят многочисленные письменные источники, в частности уставные и духовные грамоты XII века. Так, например, «Уставная и жалованная грамота Смоленского князя Ростислава Мстиславовича церкви Богородицы и епископу», датируемая 1150 г., вводит право церковной десятины на сёла и погосты, принадлежащие князю. Оговорено, что церковная десятина составляет 300 гривен в год и выплачивается из доходов князя, собранных в виде налогов (дани). Десятина не распространялась на единовременные сборы в виде штрафов и полюдья.

«Грамота Великого князя Всеволода Мстиславовича Юрьеву монастырю» датируется 1129 — 1137 гг., по содержанию дарственная грамота, в которой оговаривался не только размер десятины, но и передавалось монастырю право собственности на несколько сел. Духовная «Антония Римлянина» (1147 г.) по своему содержанию завещание. Согласно канону, Антоний завещает свободу крестьянам, а вакантное место игумена монастыря изъявляет занять путём выборов из числа братии того же монастыря и т.д. То, что в XI — XII вв. на Руси появилось церковное землевладение, и Русская православная церковь стала крупным феодалом факт, очевидный, и не вызывающий сомнение.

Вторым толчком к феодализации было изменение международной обстановки. В XII в. из-за крестовых походов произошло перемещение мировых торговых путей и торговый путь «из варяг в греки» потерял своё былое значение. С.В. Юшков правильно отмечал в своих работах: «С конца ХП в. мы наблюдаем возникновение и нарастание глубокого экономического кризиса, который постепенно стал охватывать значительную часть русских земель. Именно с ХП в. мы наблюдаем все более и более увеличивающееся ослабление торговых связей Киевской Руси с Востоком и с Византией и постепенный выход её из всемирного торгового оборота. Этот экономический кризис несомненно, и был тем первоначальным толчком, благодаря которому стал мало-помалу развиваться процесс феодализации и нарастать феодальные институты» [5, с. 6 — 16].

Экономический кризис ХП в. вызвал появление и развитие феодальных отношений и феодальных институтов [6, с. 5, 7 — 8]. В эту эпоху, по мнению Н.Я. Данилевского, «взаимные отношения членов княжеского дома сохранили связь частей государства; но с умножением княжеского рода, с ослаблением связи между его членами в последовательности поколений одного великокняжеского центра становилось недостаточно. Не только увеличивалось число княжений, но по мере этого увеличения образовывались и новые великокняжеские центры» [4, с. 309].

Падение торгового оборота, потеря господствующей элитой значительной части своих доходов и как следствие этого поиск новых источников обогащения и привёл в итоги к ускоренному складыванию крупного землевладения, которое, в конечном счёте, конституируется в сеньорию-боярщину. В результате только в XI — XII вв. в Киевской Руси начался быстрый процесс феодализации общества, к этому периоду древнерусской истории вполне применимо понятие феодализм в «узком» смысле как к системе вассально-ленных отношений между феодалами и зависимым населением. Но, несмотря на быстрый процесс феодализации в древнерусском обществе, по мнению Н.Я. Данилевского, в обществе продолжало господствовать две тенденции, две возможные альтернативы развития: «Если бы государственный элемент, выражавшийся князьями и их дружиной, получил полное преобладание, то удельной системе предстояло переродиться в настоящий феодализм, но при преобладании же народного племенного начала, самой государственности предстояла гибель через обращение князей в мелких племенных вождей» [4, с. 309 — 310].

Третий период феодализации древнерусского общества относится к XIII — XV вв. и был тесно связан с монголо-татарским нашествием на Русь и борьбой народов нашей страны против иноземных завоевателей. Здесь взгляд Н.Я Данилевского на процесс феодализации древнерусского общества во многом совпадает со взглядом С.В. Юшкова, который в статье «Феодальные отношения в Киевской Руси» писал, что «до татарского погрома в Суздальской земле ещё таились силы, противодействующие окняжению и обоярению земли. Эти силы группировались вокруг городской земщины и были способны ослабить развитие феодальных отношений, способствуя их перерождению. Однако этого не случилось, ибо они «были сразу и решительно сметены татарским нашествием. Разгромив города, подорвав налаживавшиеся и постепенно развивавшиеся экономические, торговые связи с Западной Европой, татарщина одним ударом уничтожила экономическое и политическое значение городской земщины, которая могла противодействовать окняжению и обоярению, и вместе с тем создала необычайно благоприятную обстановку для развития феодальных отношений и институтов и для постепенного превращения их в феодальную систему» [6, с. 101 — 105]. Н.Я. Данилевский считал, что монголы «были историческим фенамином, которые совершили свой исторический подвиг, помогли испустить дух борющимся со смертью цивилизациям» [4, с. 111].

Таким образом, процесс феодализации древнерусского общества начался в XI столетии и завершился в XV веке. В XV веке все сельское население страны стали называть одним термином крестьяне, в это же время окончательно сложились и класс феодалов. На наш взгляд, только к XV веку применимо «широкое» представление о феодализме, как общественно-экономической формации, которая имела свои особенности. В России в отличие от стран Западной Европы не было сформировано право частной собственности. На Западе частная собственность была незыблемым правом господствующих слоёв. Феодалы владели землёй, но не людьми: крепостное право там рухнуло при переходе к Новому времени, а Реформация и протестантская религия способствовали развитию свободно-предпринимательского капитализма, политической активности буржуазии, а позже — пролетариата. В России не было «классического феодализма»: помещики владели не землёй, а людьми, получая поместья «за службу» государю, а сам государь служил государству. В сознании народа веками земля принадлежала Богу, царю, государству, но не каждому человеку. Роль буржуазии в истории России была незначительной. Гражданское общество не было сформировано, так как не было предпосылок для его формирования. Все эти факты однозначно подтверждают выводы Н.Я. Данилевского о русской цивилизации как особом культурно-историческом типе.

Список источников и литературы

  1. Греков Б.Д. Рабство и феодализм в Древней Руси // Изв. ГАИМК. — Вып. 86. — М.-Л., 1934; Смирнов И.И. О генезисе феодализма // Проблемы истории материальной культуры. — 1933. — № 3 — 4; Вознесенский С. Об одной теории генезиса русского феодализма // Исторический сборник. Т. 2. — Л., 1934; Бахрушин С.В. К вопросу о русском феодализме // Книга и пролетарская революция. — 1936. — № 4.
  2. Черепнин Л.В. Основные этапы развития феодальной собственности на Руси (до XVII века) // Вопросы истории. — 1954. — № 4.
  3. Фроянов И.Я. Киевская Русь: очерки социально-экономической истории. — Л., 1974.
  4. Данилевский Н.Я. Россия и Европа / Составление и комментарии Ю.А. Белова. Отв. ред. О. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2008.
  5. Юшков С.В. О прикладниках: (К истории феодальных институтов в Древней Руси) // Научное приложение к журналу «Культура». — 1922. — № 1.
  6. Юшков С.В. Феодальные отношения в Киевской Руси // Научное приложение к журналу «Культура». — 1922. — № 3.

А.Д. АФАНАСЬЕВ

к.и.н., доц. кафедры истории государства и права
Курской государственной сельскохозяйственной академии имени профессора И.И. Иванова (г. Курск)

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.