Емельянова Е. И. Ильина З. Д.

Новый учебник истории России в отражении научного наследия Н. Я. Данилевского

Ильина З.Д.
д.и.н., проф., зав. кафедрой истории государства и права
Курской государственной сельскохозяйственной академии
имени профессора И.И. Иванова
Емельянова Е.И.
к.и.н., доц. кафедры истории государства и права Курской ГСХА

(г. Курск, Россия)

Новый учебник истории России

в отражении научного наследия Н.Я. Данилевского
В статье обосновывается необходимость создания нового учебника по истории России на основе концепции Н.Я. Данилевского.
Ilyina Z.D., Emelyanova E.I.
 
New textbook history of Russia in the reflection
of scientific heritage N.Ya. Danilevsky
 
The article substantiates the necessity of creating a new textbook on the history of Russia based on the concept of N.Ya. Danilevsky.

Актуальность изучения перспектив подготовки нового учебника России в контексте наследия Н.Я. Данилевского обусловлена острой общественной необходимостью поиска путей приобщения нового поколения к победным и трагическим страницам истории наших предков. События на Украине, где уже выросло целое поколение с искаженными представлениями о своих корнях, генезисе своей Родины и враждебным отношением к своим братьям-русским, заставляют ускорить процесс разработки новой концепции учебника истории России. В образовательной сфере и социальной среде нашей страны после распада СССР в 1991 г. (в условиях отказа от коммунистической идеологии) активно стал развиваться процесс “западноевропейской культурной интервенции” через новые учебные программы по гуманитарным дисциплинам, средства массовой информации, кинофильмы, новую литературу, публицистику, рекламу и пр. В вузах водились курсы “Политическая история”, “История мировых цивилизаций”, “Россия и мир”. В настоящее время вузовский курс “История России” заменен на “Историю”, преподавание которой на неисторических специальностях и направлениях сопровождается небольшим количеством лекционных часов, отведенных на полугодовой учебный курс, что крайне мало. Это усугубляется неравномерностью подготовки школьников, поступающих в вузы, по учебникам с различными оценками одних и тех же исторических фактов, а также разорванностью методических связей между учебниками школьными и вузовскими даже в периодизации истории России.

В современных учебниках по истории России, как школьных, так и вузовских, по-прежнему, господствует формационный подход, фактически отрицающий уникальность механизма развития России, как, впрочем, и других неевропейских стран, по сравнению с развитием Западной цивилизации. Предпринимаются отдельные попытки использовать элементы цивилизационного подхода при изучении локальной истории [6, 7, 8], однако их крайне мало.

Поэтому работа комиссии по разработке новой концепции учебника по истории, опубликование проекта “Концепции нового учебно-методического комплекса по Отечественной истории” и последующая деятельность в обозначенном направлении вызывают в обществе большой интерес, заинтересованность одних и резкое неприятие других. После долгих двадцати четырех лет уничижения достоинства россиян непомерной критикой их способности к государственному и культурническому устройству (в том числе через преподавание истории в школе и вузе) своей жизни, большинство соотечественников увидели (в процессе осмысления содержания школьного учебника истории) надежду на восстановление позитивных основ культурно-духовного устройства страны, попытку (наконец-то) определить приоритетное мировоззренческое направление (на основе традиционных ценностей русского и всего российского народа), что могло бы лечь в основу общенациональной общегосударственной идеи в России.

Величайшие умы России, прежде всего Н.Я. Данилевский (1822 – 1885), в книге “Россия и Европа” доказал необходимость нашей страны отказаться от “европейничания” и идти своим путем, а вся последующая история (горьким опытом) вплоть до сегодняшнего дня подтвердила верность его теории на практике.

Сегодня ясно, что в учебниках необходимо менять не названия разделов, а концепцию и методологическую позицию, отказаться от прежней западнической концепции, смотреть на свою историю не глазами европейца, а с позиции россиянина, гражданина нашей страны, который трудится в России, имеет семью в России, готов жертвовать жизнью за Россию.

История – наука политическая, она всегда использовалась и используется во всех странах мира для оправдания современного политического курса правительства страны. Великобритания и другие западноевропейские страны имеют школьные учебники по своей истории, в которых прославляются их самые славные страницы. В то же время, всем известно о том, что молодежь некоторых западных держав гордится победами, которых не было в их истории. Так, в истории Второй мировой войны, главными победителями фашизма молодежь называет Британию и США. Даже французы, капитулировавшие перед вермахтом, смело включают себя в число победителей. Большинство выпускников западных вузов и колледжей уверены, что СССР не внес серьезного вклада в победу; значительная часть не сомневается в том, что Красная Армия воевала на стороне Гитлера. Многие японские школьники убеждены, что атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки осуществили вовсе не США, а СССР! В учебнике для школьников Великобритании утверждается, что армию Наполеона победила не Россия, а государство, в котором они живут.

В отличие от западных, наши учебники по истории похожи на слезы царевны Несмеяны: все было плохо и неправильно в истории Отечества, потому что русские глупые, слабые, ленивые. “Чтобы доказать “отсталость” России привлекались в основном записки иностранцев, которые чаще всего представляли собой политические памфлеты, или статистические данные. Например, для изучения царствования Ивана Грозного российские либеральные историки-западники активно привлекали сочинения изменника А. Курбского, папского шпиона А. Поссевино, убийцы и насильника Г. Штадена, и из их измышлений конструировали образ русского царя как “сумасшедшего тирана, садиста-людоеда”, а саму Россию как “царство террора”. При этом отечественные историки выпускали из виду, что за 50 лет правления Грозного было казнено меньше людей, чем убито за одну Варфоломеевскую ночь в Париже, и в десятки раз меньше, чем казнено в годы правления Елизаветы I в Англии. При этом современница Грозного Елизавета I по сей день является национальным героем Англии, а русский царь, с подачи западных “учителей” – сумасшедшим тираном и садистом. Представим себе, что сто лет спустя отечественные историки стали бы изучать наше время исключительно по бредням Джейн Псаки или Михаила Саакашвили, удивляясь “отсталости, дикости и агрессивности” русского народа. Не может быть? Но ведь до сих пор аналогичные бредни иностранцев (многие из которых едва ли были в России) воспринимаются как “святая истина”, как “надежнейший исторический источник” для отечественных научных трудов и учебников истории. Как уж тут России не быть “дикой и отсталой»!” [5, с. 143].

Однако стоит ли уж так осуждать Запад, если подобная точка зрения культивируется и у нас в стране. Большинство ученых вышло из догм марксистской, либо либерально-демократической идеологий, не воспринимаемых критически. Им нелегко воспринимать, а уж тем более поддерживать иную точку зрения. Есть и те, кто, вкусив западных грантов, западного образа жизни, по материальным соображениям отвергают любую попытку создать национальную историческую школу. На телевидении и в других СМИ господствует либеральная точка зрения на “общечеловеческие” ценности, “глобальную современную цивилизацию”. “Зачастую происходит огульное охаивание всего, что связано с российским культурно-историческим типом (в качестве примера можно привести “исторические хроники” Н. Сванидзе). Эти же тенденции наблюдаются в массовой культуре” [4, с. 138].

Методологическую позицию в изучении истории России необходимо менять кардинально, смотреть на нашу историю надо не с точки зрения интересов Европы (как это продолжается уже более 300 лет), а с позиции объективного достоверного взгляда на историческое развитие с учетом традиций и менталитета народов России. Еще западники в ХIХ веке, отрицая самобытность русской культуры, считали ее заимствованной; рассматривали как механическое соединение западноевропейской, византийской и монгольской культур, которая значительно “отставала” от Европы. В Русской Православной Церкви П.Я. Чаадаев видел главное зло и причину “отставания” от Европы, поэтому для преодоления “отставания” предложил перейти из Православия в католицизм. “В начале XX в. после революции доминирующей в исторической науке стала марксистская точка зрения. Марксизм представляет собой европоцентристское учение, по сути отрицающее самобытность всего остального мира. Весь мир объявляется отсталым (кроме Европы, разумеется). Единственный выход – следовать по пути Европы, которая в силу своего высокого развития первая придет к социализму и коммунизму. Сегодня хорошо понятно, что сущность и либерализма, и марксизма одинакова. Первые хотят создать глобальное общество на основе единых “общечеловеческих” ценностей, вторые – на основе единения “мирового пролетариата” [4, с. 136 – 137].

Цивилизационный метод Н.Я. Данилевского в начале 1990-х гг. использовали как средство для вытеснения классово-формационного подхода к истории; в учебниках по истории в оборот вводился термин “цивилизация”, но в описании и анализе исторических событий применялись основные положения марксистского подхода (при этом часто были выброшены имена авторов идей К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина). То, что положения формационной теории живы и востребованы, говорит о серьезности экономических исследований классиков марксизма-ленинизма, которые были проверены временем. Однако, проанализировать всю сложность и противоречивость исторического развития невозможно, как показала практика, с точки зрения марксистского подхода и социально-экономического детерминизма. Поэтому привлечение в качестве метода исторического анализа цивилизационного подхода представляется не только возможным, но и необходимым.

Культурно-цивилизационный метод Н.Я. Данилевского важен для изучения и понимания истории нашей страны, так как доказанное им наличие культурных типов в мире позволяет относиться к своей истории и современной жизни как самобытной российской цивилизации, не требующей доказательства правильности или неправильности своего развития в сравнении с западной Европой. Использование метода Данилевского позволило периодизацию истории России рассматривать в рамках разработанного нами культурно-политического подхода, что дает возможность каждый из периодов изучать как самостоятельное цивилизационное явление1) IХ – середина ХIII вв.: становление, расцвет и распад Древнерусского государства с центром в Киеве; 2) вторая половина XIII – ХVII вв. характеризуется трудностями перехода от Руси – к России (по Л.Н. Гумилеву), от потери российской государственности (Киевской Руси) – к формированию и укреплению централизованного государства с центром в Москве, от потери государственной самостоятельности в период Смутного времени – к возрождению России в XVII веке; 3) XVIII – начало ХХ вв. (1721 – 1917 гг.) – императорская России; петровская эпоха начала XVIII века продолжила тенденцию XVII века “впитывания” (восприятия) Россией ценностей европейской цивилизации, положила начало утрате самобытности русским дворянством, целенаправленной государственной политике по разрыву некогда единого течения развития российской культуры; 4) 1917 – 1991 гг. – время становления, развития и угасания советского государства; 5) 1992 г. – настоящее время – период формирования новой российской государственности.

Обращение к анализу основных периодов истории России в культурно-политическом измерении позволяет извлекать уроки и использовать их для выбора стратегии дальнейшего развития страны. Исторический опыт взаимодействия наших предков с культурами различных народов и государств дает нам шанс на примерах поступков наших предков в прошлом учиться избегать ошибок в будущем” [3, с. 31]. Анализ периодов истории Отечества учит нас опираться на собственные традиции, менталитет, духовные ценности, отказаться от тотального подражания другим и идти своим путем. Сегодня уже понятно, что Николай Яковлевич, как будто, призывает нас: “Посмотрите на себя, наконец-то, глазами своими, а не иностранцев; осознайте свое достоинство и свои интересы, и будьте бдительны!!!”.

Беспокоит тот факт, что взяв за основу труды Н.Я. Данилевского, многие авторы современных учебников по философии и политологии не пошли дальше понимания цивилизации как самостоятельной общности, не увидели той большой разницы цивилизаций (о которых с опорой на факты размышляет Николай Яковлевич) в менталитете и культуре, о несовместимости культурных потоков, о различных стереотипах поведения, о враждебности Запада к России. “Европа не знает, потому что не хочет знать, или, лучше сказать, знает так, как знать хочет, то есть, как соответствует ее предвзятым мнениям, страстям, гордости, ненависти и презрению. Смешны эти ухаживания за иностранцами с целью показать им Русь лицом, а через их посредство просветить и заставить прозреть заблуждающееся и ослепленное общественное мнение Европы… Для Европы это будет напрасный труд: она и сама без нашей помощи узнает, что захочет, и если захочет узнать. Дело в том, что Европа не признает нас своими. Она видит в России и в славянах вообще нечто ей чуждое, а вместе с тем такое, что не может служить для нее простым материалом, из которого она могла бы извлекать свои выгоды, как извлекает из Китая, Индии, Африки, большей части Америки и т.д., материалом, который можно бы формировать и обделывать по образу и подобию своему, как прежде было надеялась, как особливо надеялись немцы, которые, несмотря на препрославленный космополитизм, только от единой спасительной германской цивилизации чают спасения мира. Европа видит, поэтому в Руси и в славянстве не чуждое только, но и враждебное начало. Как ни рыхл и ни мягок, оказался верхний, наружный, выветрившийся и обратившийся в глину слой, все же Европа понимает, или, точнее сказать, инстинктивно чувствует, что под этой поверхностью лежит крепкое, твердое ядро, которое не растолочь, не размолотить, не растворить, которое, следовательно, нельзя будет себе ассимилировать, претворить в свою кровь и плоть, которое имеет и силу и притязание жить своею независимою, самобытною жизнью. Гордой, и справедливо гордой, своими заслугами Европе трудно, чтобы не сказать невозможно, перенести это” [1, с. 60].

Новый учебник истории России должен опираться на метод цивилизационного подхода, включая глубокие исследования из научного наследия Н.Я. Данилевского о своеобразии русского культурно-исторического типа. Выдающийся отечественный философ А.Г. Дугин, исследуя историю складывания русской цивилизации, Русского мира выделяет следующие его черты: консерватизм, холизм, коллективная антропология (народ важнее индивидуума), жертвенность, идеалистическая ориентация; ценности верности, аскетизма, чести, преданности. Перечисленные черты он называет признаками цивилизации континентального типа, которые как “социологическая особенность выражалась в различных политических формах, которые имели общий знаменатель, заключающийся постоянном воспроизведении цивилизационных констант, базовых ценностей, приобретавших различные исторические выражения. Политический строй Киевской Руси качественно отличался от ордынской политики, а та, в свою очередь, от Московского царства. После Петра Первого политическая система снова резко изменилась, а Октябрьская революция 1917 года и вовсе привела к появлению радикально нового типа государственности. После распада СССР на территории Heartlanda возникло еще одно вновь отличное от прежних, государство – современная Российская Федерация. Но все эти политические формы, имеющие качественные различия и основанные на разных, подчас прямо противоположных, идеологических основаниях, имели на всем протяжении русской политической истории ряд общих черт. Везде мы видим политическое выражение социальных установок, характерных для общества континентального, “сухопутного”, героического типа. Эти социологические особенности проявлялись в политике через то явление, которое философы-евразийцы 20-х годов XX века назвали “идеократией”. Идеационная модель в социокультурной сфере, как обобщающая черта русского общества на всех этапах его истории, выливалась в области политики в идеократию, также имевшую различные идеологические выражения, но сохранявшую вертикальную, иерархическую, “мессианскую структуру государства” [2, с. 129].

Таким образом, для истинного понимания и глубокого анализа российской истории необходимо создание кардинально новой концепции исторического развития России, которая легла бы в основу создания нового учебника по истории России. Эта концепция должна исходить из уникальности российского культурно-исторического типа, неповторимости происходящих в нем общественно-исторических процессов, отражать научное наследие Н.Я. Данилевского. Надо отходить от традиционных исторических штампов, сравнивающих и отождествляющих все происходящие в России события с Западом. Нельзя фетишизировать ни экономический детерминизм марксизма, ни идеологические клише либерализма. Неповторимость, уникальность любой цивилизации заключается в том, что она возникает в уникальной социокультурной и географической среде, в особых политических и экономических условиях. Сравнивать с этой точки зрения, скажем, Россию и Англию также бессмысленно, как сравнивать самолет с подводной лодкой. При этом особенно важно учитывать, что в багаже отечественной исторической науки существуют концепции таких выдающихся ученых как Н.Я. Данилевский.

Список литературы

1. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Эпоха столкновения цивилизаций. – М.: Алгоритм, 2014. – 592 с.

2. Дугин А.Г. Геополитика России: Учебное пособие для вузов. – М.: Гаудеамус, Академ. проект, 2012. – 424 с.

3. Ильина З.Д. Обращение к поддержке национально-государственного достоинства или “балансирование перед общественным мнением Европы”: исторический опыт России // Творческое наследие Н.Я. Данилевского и задачи России в XXI веке: материалы международ. науч.-практ. конф. (Курск, 26–27 ноября 2014 г.). Ч. 2. – Курск, 2014. – С. 30–42.

4. Емельянова Е.И. История как инструмент реализации политического курса государства // Творческое наследие Н.Я. Данилевского и задачи России вXXI веке: материалы международ. науч.-практ. конф. (Курск, 26–27 ноября 2014 г.). Ч. 1. – Курск, 2014. – С. 134–140.

5. Черников А.В., Бунин А.Ю. “Отсталость” как фактор заблуждения // Творческое наследие Н.Я. Данилевского и задачи России в XXI веке: материалы международ. науч.-практ. конф. (Курск, 26–27 ноября 2014 г.). Ч. 1. – Курск, 2014. – С. 140 – 145.

6. Пигорева О.В., Ильина З.Д., Бунин А.Ю. Православие в истории России и Курского края: учебное пособие. – Курск: изд-во Курск. гос. с.-х. ак., 2012. – 164 с.

7. Ильина З.Д., Пигорева О.В., Кузнецова Л.А. Культура и история Курского края: учебное пособие. – Курск: изд-во Курск. гос. с.-х. ак., 2014. – 62 с.

8. Ильина З.Д., Пигорева О.В. Изучение жизни и подвига новомучеников и исповедников российских ХХ века в образовательном пространстве регионов Центральной России: учебно-методическое пособие. – Курск: Изд-во Курск. гос. с.-х. ак., 2015. – 168 с.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.