Нуйкина Е. Ю.

Н. Я. Данилевский о роли печати в формировании общественного мнения

В статье рассматриваются взгляды Н.Я. Данилевского на печать и её влияние на формирование общественного мнения.

Николай Яковлевич Данилевский — русский мыслитель и учёный, историософские воззрения которого не теряют актуальности и затрагивают «самый «нерв» общественной мысли России» [1, с. 23] до сегодняшнего дня. Многие выдающиеся люди, такие как П.П. Семенов-Тян-Шанский, К.Н. Бестужев- Рюмин, Ф.М. Достоевский, Н.Н. Страхов, А.А. Фет, Д.А. Милютин и другие, проявляли интерес к творческой и научной деятельности учёного, восхищались его энциклопедической образованностью и глубокой порядочностью [2, с. 78]. Они высоко оценили основной труд учёного «Россия и Европа», а великий князь Константин Константинович Романов назвал его «русским политическим евангелием» [3, л. 118].

Книга была написана в пореформенный период, когда все, причисляющие себя к интеллигенции и мыслящей элите, высказывались о будущем России и предлагали различные варианты дальнейшего развития и существования государства. В связи с этим, вопрос цензуры печатных изданий становится одной из животрепещущих проблем этого периода.

В 1865 г. были приняты «Временные правила о печати», которые с одной стороны отменяли цензуру на правительственные и научные издания, предварительную цензуру для оригинальных сочинений, а с другой — вводили «предостережения», трёхкратное получение которых давало возможность закрыть печатное издание.

Основными печатными изданиями были правительственные. Региональная и частная печать только зарождались, и существовать они могли исключительно в рамках цензуры.

В связи с принятием этого законодательного акта Данилевский на страницах «России и Европы» обращается к вопросу о цензуре и о роли печати в жизни общества и государства.

Он характеризует печать, как «действительно огромную силу, но основанную не на распространении убеждений, а «на пробуждении и уяснении интересов» [1, с. 314]. Это связано с тем, — поясняет учёный, — что человеческие убеждения обладают необыкновенной устойчивостью, изменить которые труднее, чем «пробуравить скалу», по выражению автора. У массы людей (даже самых передовых стран) нет ни времени, ни склонности к долгому и упорному мышлению с целью изменения своего убеждения или видения какого-либо предмета. Тем более, что и сама печать, вмещающая в себя огромное разнообразие информации о разных явлениях и предметах, предполагает лёгкость чтения и отвлечённость внимания.

Соответственно, цель печати, особенно претендующей на общественное значение, — выявление интересов читающей публики и их распространение. В качестве яркого примера, подтверждающего обоснованность этого тезиса, Николай Яковлевич приводит английскую газету «Times».

Появившись в конце XVIII в., Times до сих пор остаётся одной из влиятельнейших газет Англии и Европы. Однако значение общенациональной она приобрела только в XIX в., что было связано с позицией редакции, которая, в первую очередь, ориентировалась на традиционные ценности среднего класса [4].

Данилевский отмечает, что Times «не проповедовала никаких своих мнений», а старалась «только искусно изложить те, которые господствуют в английском обществе <…>, подметить английские общественные интересы, уяснить их и, таким образом, возвести на степень общественной силы» [1, с. 314].

В России аналогом английской Times была газета «Московские ведомости». Она также пользовалась наибольшим влиянием, удачно подмечая общественные интересы в том или ином вопросе, но как только редакция отступала от этого принципа, действие её становилось ничтожным.

Таким образом, по мнению Н.Я. Данилевского, печать находится в теснейшей связи с интересами, существующими «в публике помимо неё», а её сила заключается в «согласовании с ними» [1, с. 317].

Исследователи отмечают, что заинтересованная сторона апеллирует к общественному мнению, как правило, только в том случае, когда есть актуальная проблема, вызывающая действительный общественный интерес, а также существует возможность дискуссии [5]. Именно поэтому, пресса всегда находилась в области государственного интереса и внимания. Всякая идея должна иметь силу для реализации, которую нужно искать в массе, в совокупности народа, «который по ней устраивается в государство и поддерживает его против всех внутренних и внешних врагов в течение своей исторической жизни» [6, с. 223]. Следовательно, — считает Н.Я. Данилевский, — «правительство по необходимости должно прибегать к средствам обуздания прессы, дабы воспрепятствовать ей возбуждать <…> противообщественные или противоправительственные интересы», — отмечает автор. Дальнейшие рассуждения о том, что «в русском обществе противообщественных, противогосударственных, противоправительственных интересов вовсе не существует», а, следовательно, русская периодическая печать «совершенно бессильна для зла» [1, с. 318] вполне объяснимы.

В период написания труда «Россия и Европа» ситуация действительно была такова. Да и самого общественного мнения как такового пока не существовало, о чём упоминает и Н.Я. Данилевский [1, с. 316].

Ситуация начинает меняться с конца XIX века, когда печать воспринимается не просто как инструмент формирования общественного мнения, но как возможность идеологической пропаганды. Эта тенденция сохраняется и до настоящего времени.

Исключительно актуальна и современна мысль Данилевского о том, что в условиях, когда общество разобщено, когда «убеждения народа могут потерять свою цельность, своё единство, разделиться так, что ни одно из них не будет иметь, бесспорно преобладающей силы. Тогда, очевидно, то или другое из них будет брать перевес, смотря по случайным обстоятельствам» [6, с. 224], что крайне негативно влияет на функционирование государства.

Негативные последствия усиливаются ещё и тем, что «случайные обстоятельства» складываются под влиянием различных сил, цель которых — не выявление общественного интереса, а разобщение общества, внедрение совершенно чуждых ему убеждений. Прикрываясь благом для народа, подобные силы преследуют свои, зачастую корыстные цели, сами признавая в себе конформистов, желающих «просто выжить» [7], а отнюдь не людей убеждённых, преданных выбранному ими же пути.

Особую актуальность приобретают суждения Данилевского о государственности. «Основное строение всякого государства есть выражение воли народа его образующего, есть осуществление его коренных политических воззрений, которых не лишён ни один народ, <…> и ежели такое коренное народное политическое воззрение затемняется, утрачивается, то и государство им образуемое разлагается и исчезает: это не теорема, а аксиома, не требующая доказательств <…>» [6, с. 223].

Сегодня мы видим, что потеря единого мнения в обществе по ключевым, жизненно важным государственным вопросам грозит тяжёлыми последствиями. Ярким примером этого служат события на Украине, где на протяжении 20 лет ведётся активная пропагандистская работа западными, и, в первую очередь, американскими специалистами, работа которых направлена на формирование положительного общественного мнения на сближение со странами Европы и НАТО. Ими было верно рассчитано, что «движущей силой революционной пропаганды являются <…> журналисты «второго эшелона», отягощённые заботой вырваться в число ведущих» [8]. Причём никто и не скрывает, что финансирование популярных СМИ ведётся посредством грантов, распространяемых иностранными фондами, которых на

Украине официально насчитывается более четырёхсот. А основная проблема — непонимание власти «важности информационной безопасности страны» [9].

Таким образом, идеи, изложенные Н.Я. Данилевским ещё в XIX в. относительно роли и ответственности печатных изданий и правомерности цензуры, в современных условиях исключительно актуальны. Они служат серьёзным предостережением о возможности деструктивного влияния СМИ на формирование общественного климата в стране, ориентированного на интересы и безопасность народа России.

Список источников и литературы

  1. Данилевский Н.Я. Россия и Европа: Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому. — М.: Известия, 2003. — 607 с.
  2. Балуев Б.П. Споры о судьбах России: Н.Я. Данилевский и его книга «Россия и Европа». — Тверь: Издательство «Булат», 2001. — 415 с.
  3. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). — Ф. 660. — Оп. 1. — Ед. хр. 40.
  4. Беспалова А.Г., Корнилов Е.А., Короченский А.П., Лучинский Ю.В., Станько А.И. История мировой журналистики.
    Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.textfighter.org/text8/51timesgazetyibyila 6.php (дата обращения: 12.08.2014).
  5. Гуларян А.Б., Третьяков О.В. Развитие прессы и институализация общественного мнения в России на рубеже XIX-XX веков. (На примере Орловской губернии).
    Электронный ресурс. Режим доступа: http://wwwrusnauka.com/5 NTSB 2007/Istoria/19456.doc.htm (дата обращения: 23.07.2014).
  6. Данилевский Н.Я. Несколько слов по поводу конституционных вожделений нашей «либеральной прессы» / Сборник политических и экономических статей Н.Я. Данилевского (Издание Н. Страхова). — СПб.: Типография брат. Пантелеевых, 1890.
  7. «Пять минут позора — и ты обеспечен на всю жизнь». Матвей Ганапольский о журналистской этике во время войны.
    Электронный ресурс. Режим доступа: http://tvrain.ru/articles/pjatminutpozoraityobespechennavsjuzhiznmatvejganapolskiyozhurnalistskojetikevovremjavojny-372544/ (дата обращения 20.07. 2014).
  8. Информационные войны как новый вид агрессии стран НАТО и меры противодействия им.
    Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.anti-orange-ua/content/view/1992/42/ (дата обращения: 21.07.2014).

С такими СМИ на Украине и ракет с ядерными боеголовками не надо.
Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.anti-orange-ua/content/view/2394/54 (дата обращения: 21.07.2014).

Е.Ю. НУЙКИНА

магистрант Высшей школы источниковедения, вспомогательных и специальных исторических дисциплин
Историко-архивного института РГГУ

(г. Москва)

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.