Иноземцева З. П.

Н. Я. Данилевский о патриотизме

«Русский патриотизм проявляется только в критические минуты», – так сформулировал устойчивую закономерность активизации национального общественного сознания народа России великий русский ученый Н.Я. Данилевский в своем фундаментальном историко-социологическом исследовании «Россия и Европа» (1, 44–58).

Этот труд, который, как полагал Ф.М. Достоевский, станет настольной книгой каждого русского, более 150 лет оставался в России под спудом забвения, а имя Н.Я.Данилевского среди российских ученых не значилось. В отличие от Европы, где труды Н.Я.Данилевского пристально изучали (Шпенглер, Тойнби и др.), в России они были изъяты из научного знания.
Возвращение в память Отечества имени и трудов Николая Яковлевича Данилевского – событие огромного исторического смысла. В его пророческих трудах – весь спектр актуальных для современного знания проблем российской истории. Среди них – вопрос о патриотизме.
Во всех разрабатываемых и принимаемых ныне государственных концепциях и программах, касаются ли они национальной безопасности или реформы образования, патриотизм рассматривается как необходимая составная часть основы государственного мироустройства и общественного сознания. Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001–2005 годы» (2) определяет основные пути развития системы патриотического воспитания граждан всех слоев и возрастных групп, намечает мероприятия и целевое бюджетное финансирование, что говорит о чрезвычайной важности вопроса. В числе участников реализации программы – и Русская Православная Церковь.
Как тут не вспомнить, что еще недавно, в конце 80 – начале 90-х годов, шло активное развенчивание и осмеяние патриотизма русского народа, русского воина. Особенно усердствовал журнал «Огонек» и его главный редактор Коротич. Но прошло недолгое историческое время, и Правительство вынуждено признать: «события последних лет подтвердили, что экономическая дезинтеграция, социальная дифференциация общества, девальвация духовных ценностей оказали негативное влияние на общественное сознание большинства социальных и возрастных групп населения страны, резко снизили воспитательное воздействие российской культуры, искусства и образования как важнейших факторов формирования патриотизма, Стала все более заметной постепенная утрата нашим обществом традиционно российского патриотического сознания…. Возрождение патриотизма рассматривается как шаг к возрождению России» (2). Таков государственный заказ. Где же те пути и каковы средства, которыми можно возродить в народе святое чувство патриотизма?
Патриотизм как историческое явление становится очевидным, если вдуматься в смысл того народного чувства, которое мы обозначаем понятием «патриотизм» и которое, конечно же, означает не умозрительную любовь к красотам природы и чувство горделивого превосходства, но готовность всего народа и каждого человека положить на алтарь Отечества свои жизни, готовность добровольно принять смерть, самое страшное для человека? Русская история знает примеры массового патриотизма, когда каждый готов был «положить живот свой за други своя». Знает русская история и иные периоды, когда «народ безмолвствует»…
Самый небольшой экскурс в историю показал бы нам, что патриотизм – это тот оселок, который во все времена предельно выявляет истинные и ложные ценности, цели общественно-политических деятелей и их партий, реакцию народного сознания.
1914 год. Вспомним, сколько изворотливости требовалось большевикам в отстаивании интернационального лозунга «Соединенные Штаты Европы», их удивление и разочарование, когда даже в революционно-либеральной среде русского общества, которое всю вторую половину века расшатывало устои ненавистного ему царизма, зазвучал призыв к «защите отечества», что никак не соответствовало, шло вразрез с большевистскими призывами к поражению России в империалистической войне. Вождь революции неистовствовал: «Все писаки на тысячи ладов воспевают свободу и независимость «родины», «забыв слова «Коммунистического Манифеста»: «рабочие не имеют отечества» (3). Пришлось «временно» снять этот лозунг с повестки очередных задач революции.
1812 год. Русский народ, которому Наполеон обещал освобождение от крепостной зависимости, повсеместно стихийно развернул партизанскую войну, защищая свою веру и свои исконные ценности от вторжения чужеземцев.
1941 год. В 1941 году русский народ, переживший неслыханные тяготы, лишения, голод и разруху, массовые репрессии, которые обрушил на него новый режим атеистической власти, встал на защиту своего Отечества перед опасностью внешнего врага.
Данилевский подробно и глубоко анализирует патриотизм как историческое явление в контексте исследования истоков, основных причин и следствий, определяющих взаимодействие народов и правительств России и Европы на историческом поприще. Во второй половине 19 века это взаимодействие с Европой открыло практическую возможность неким общественным силам приступить к активной ломке всех основ жизнеустройства России, готовить открытые действия в широком общероссийском масштабе. К этому времени, – показывает Данилевский, – в массовом общественном сознании насаждаются чужеродные идеалы: «возвышенной и благородной любви к человечеству, чуждой всякого народного эгоизма и национальной узости взгляда», и «европеизма как единственного пути исторического будущего России», Известно, что в студенческие годы Н.Я.Данилевский привлекался вместе с Ф.М.Достоевским по делу «петрашевцев» и изнутри понял истинные мотивы идеологов революционно-демократических движений. Признание всякого превосходства европейского перед русским, непоколебимая вера в спасительную европейскую цивилизацию, как единственную, несущую прогресс, сопровождались нескрываемым презрением и ненавистью к «отсталой» России и ее народу. «Жалкая нация, нация рабов, сверху донизу – все рабы», – писал «великорусский» демократ Чернышевский о русском народе (4). Абсолютное большинство, – пишет Данилевский – ныне верует в то, что пройдены все переходные фазисы развития общечеловеческой жизни и все влилось в поток всемирно-исторического прогресса, которому остается течь до скончания веков…Выразителей этих взглядов Н.Я. Данилевский метко и точно называл «нашими гуманитарными прогрессистами».
Н.Я. Данилевский на основе научно-исторического анализа показал, ложность такого названного им «внешнего политического патриотизма», ничего общего не имеющего с истинным народным патриотизмом. Выразителям чисто внешнего политического патриотизма, которые вопреки логике их собственных взглядов стремятся крепить «внешнюю силу обороны» перед странами Европы, которым они поклоняются, стремясь во всем подражать, имеет в основе то, что, находясь под влиянием народного чувства, они как бы принуждают себя думать по схеме: «я люблю свое Отечество, но должен сознаться, что проку в нем нет никакого».По существу, – по словам Н.Данилевского, – они как бы желают свища с крепкою скорлупою.
Данилевский с неким сарказмом ставит вопрос так: если «европеизм заключает в себе все живое, что только есть в человечестве, столь же всесторонен, как и оно, в сущности, тождественен с ним, если все, что не подходит под его формулу, – ложь и гниль, предназначенные на ничтожество и погибель, как все неразумное, то не надобно ли скорее покончить со всем, что держится на иной почве своими корнями? Крепкая внешность сохраняет внутреннее содержание: всякая твердая плотная компактная масса труднее подвергается внешнему влиянию, не пропускает животворных лучей света, теплоты и оплодотворяющей влажности. Но тогда … казалось бы, к чему заботиться о скорлупе, не заключающей в себе здорового ядра, – особенно ж, к чему стараться о придании большей твердости этой скорлупе?» «Если Россия, наперекор истории, мнению и желанию самой Европы, наперекор внутреннему сознанию и стремлениям своего народа, все же захочет причислиться к Европе, то чтобы быть ей логической и последовательной, ничего не остается, как отказаться от самого политического патриотизма, от мысли о крепости, цельности, и единстве своего государственного организма, от обрусения своих окраин. Ибо эта твердость наружной скорлупы составляет только препятствие к европеизации России». Пагубность и нелепость для России подобного политического внешнего патриотизма Н.Я.Данилевский показал на конкретном историческом материале, обнажив сущность, истинные цели и намерения Европы относительно России.
Он писал, что Европа рассматривает европейскую, романо-германскую как единственно возможную цивилизацию для всего человечества, определяющую линейный поступательный путь развития человечества по пути так называемого прогресса.
Европа стремится видеть Россию носительницей и распространителем европейской цивилизации на Востоке, причем на том Востоке, который она, Европа, укажет: ни в Турцию, ни в Персию, ни в Китай, ни на Кавказ (не троньте благородное племя паладинов свободы) России устремляться не положено. Там интересы всех стран Европы. Ваша историческая миссия, – говорит Европа, – Средняя Азия («всяк сверчок знай свой шесток»).
Европа очень хорошо понимает, что силу и крепость общественному и политическому организму России дает народное начало, и все делает для ослабления именно этого народного начала (всегда поддерживает инородческие движения, покровительствует им в ущерб всему русскому….
Европа считает себя вправе называть, что она и делает, ультрарусскою ту партию в самой России, которая, разделяя претензию на принадлежность к Европе, не хочет в то же время подчинить частные русские интересы интересам общеевропейским?
Но, – предупреждает Данилевский, – Россия не есть Европа, она не принадлежит к Европе по праву своего рождения. Россия не питалась ни одним из тех корней, которые всасывала Европа из почвы ею же разрушенного древнего мира, – не питалась и теми корнями, которые почерпали пищу из глубин германского духа. Не составляла Россия части возобновленной Римской Империи Карла Великого, которая составляла как бы общий ствол, через разделение которого образовалось многоветвистое европейское дерево и так далее. Не знала Россия и гнета, а также воспитательного действия схоластики, не вырабатывала той свободы мысли, которая называлась протестантизмом. Россия не причастна ни европейскому добру, ни европейскому злу? Как же она может принадлежать Европе? И возможно ли, чтобы Россия как организм, столько времени питавшийся своими соками, вытягиваемыми своими корнями из своей почвы, присосался сосальцами к другому организму, дал высохнуть своим корням и из самостоятельного растения сделался чужеядным.
Россия для Европы, препятствие и весьма существенное в деле распространения европеизма и гуманитарности. Россия, сохраняющая самобытность славянского государства, лишняя для Европы.
И Данилевский делает вывод, что естественное и святое чувство народности на почве чисто политического внешнего патриотизма примирить со всем этим невозможно.
Россия в ХХ столетии теряла и восстанавливала свои государственные границы. Предавала забвению святое чувство патриотизма и вновь его обретала перед лицом внешнего врага. Настал критический час истории и вновь востребован патриотизм народа. Изучая Н.Я.Данилевского – великого патриота Российского Отечества, мы приходим к непреложному выводу, что патриотизм, не укорененный в традиции Православия, есть «свищ в скорлупе»», что истинный русский патриотизм народа основан на глубоком чувстве самоотвержения, героизма, любви к своему Отечеству, защите духовно-нравственных основ его бытия.
Народ самоотверженно, не щадя жизни, защищает только действительные ценности, охраняющие незыблемость народного бытия. В святоотеческих творениях, трудах русских мыслителей мы находим глубочайшее раскрытие той истины, что «смерть содержит, в себе аспект, исключительно важный для понимания смысла жизни человека и судьбы мира, а именно: смерть – истинная мера и окончательное испытание не только человека, но всей деятельности, всех ценностей, как действительных, так и тех, которые человек таковыми считает (5).
Отсюда следует, что истинными являются только те ценности, которые сильнее смерти. И воспитание патриотизма может быть плодотворным исключительно на основе истинных ценностей. Это главное.
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, обращаясь на Рождественских Чтениях (2000 г.) к школьному учительству подчеркивал, что: «Жизненно необходимо развивать в детях и подростках нравственное чувство, приверженность исконным духовным ценностям, любовь к Отечеству, его истории, культуре, языку, заботу о будущем».
Поборником истинного русского патриотизма выступал в середине XIX века великий русский ученый и патриот Отечества – Николай Яковлевич Данилевский.
Литература
1. Данилевский Н.Я. «Россия и Европа», М., 1995, с. 44–53.
2. Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001–2005 годы», утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 16 февраля 2001 г. № 122. М., 2001.
3. Ленин В.И., Соч., т.21, с. 84, 285.
4. Чернышевский Н.Г. Избранные сочинения, т.5. М., 1932, с. 488.

5. Митрополит Амфилохий (Радович). Основы православного воспитания. Сборник статей. Пермь, 2000, с.160.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.