Птицина О. В.

Феноменология русской души в философских исканиях Н. Я. Данилевского

Проблема феноменологии русской души и ее метафизического истолкования всегда была предметом дискуссий и научных споров в русской философии, где особое место отводится объяснению предметного мира человека как мира феноменов, за которым скрыт (или в котором проявляет себя) мир ноуменов. Свое видение, несомненно, самобытное, что свойственно всему творчеству Н.Я. Данилевского в истолковании «явленности явлений» русской души требует, на наш взгляд, особого внимания.
Следует отметить, что, будучи самодостаточным и уникальным типом национальной философии и трактовка понятия «феноменологичность души» здесь не совсем традиционная. Она тесно связана с некоторыми сакральными, порой мистическими положениями, отражающими генеральные мировоззренческие принципы – всеобщность и соборность. Исходя из тезиса «соборность – согласие, коллективная жизнедеятельность в жизни мира и церкви», нельзя не признать тот факт, что в России такой интерпретации противопоставлялось диалектическое противоречие с реализацией программ индивидуальной деятельности, часто бунтарского хаотичного свойства. Думается, что считать церковное, по существу, понятие соборности характеристикой всей русской культуры, нужно либо признать православную церковь фактором, определяющим всю русскую культуру, включая ее внецерковные формы, либо считать такие внецерковные формы русской культуры несущественными для ее характеристики. Однако обе эти альтернативы выглядят неприемлемыми для анализа современной ситуации в России, да и русской жизни прошлого, поскольку в ней всегда был «остаток» несводимый только к церковности.
Моделируя парадигму феноменологии русской души, Н.Я. Данилевский отмечал высочайшую степень эмоциональной чувственности русского самосознания, что, несомненно, отразилось на уровне позиционирования значимости себя по отношению к другим «мирам»: «Будучи чужда европейскому миру по своему внутреннему складу, будучи, кроме того, сильна и могущественна, чтобы занимать место одного из членов европейской семьи… Россия не иначе может занимать место одного из членов европейской семьи… Россия не иначе может занять достойное себя и славянства место в истории, как став главой особой, самостоятельной системы государств и служа противовесом Европе во всей ее общности и целости» [1, c.402].
Главную отличительную черту русского человека Н.Я. Данилевский видит в отсутствии насильственности и в приоритете общественного над индивидуальным. Русский народ, в массе своей, умеет повиноваться, отличается отсутствием властолюбия и корысти. Он строит свою культуру, основываясь на близости к природе, на единстве разума и чувств, народа и власти, церкви и государства: «Природные свойства славянских народов более предрасположены к проявлению терпимости, или, по крайней мере, их задатки более сильны для того, чтобы воспринимать и осилить «кроткий дух христианства». Именно поэтому «терпимость» составляла отличительный характер России в самые грубые времена [2, с.189].
Таким образом, можно обозначить следующие сущностные положения феноменологии русской души в философской трактовке Н.Я. Данилевского:
1. Понятие «феноменологичность» одновременно общее и абстрактное, отражающее принцип герменевтического круга.
2. Сложносоставной характер понятия «феноменология русской души» обусловлен мировоззренческим дуализмом Н.Я. Данилевского.
3. Религиозный аспект показывает степень веротерпимости как способности человека выбирать или изменять свои религиозные предпочтения, что часто проявляется в ритуализции различных культов.
4. Этический аспект демонстрирует степень понимания и признания человеком и обществом интересов, убеждений, устоев других морально-нравственных императивов используя методы убеждения и разъяснения.
5. Социально-политический аспект регулирует уровень лояльности в диспозиции «Закон и Порядок».
6. Национальный аспект какпризнание свободного существования и развития различных этнических культур в составе единой национальной общности, который должен основываться на учете различий этнографических, руководящего высшего нравственного начала, а также, ход и условия исторического «воспитания» народов.
В свете событий последних десятилетий в России поиск парадигмальных оснований национального самосознания становится все более актуален. В этой связи, стоит прислушаться и учесть мнение Н.Я. Данилевского, который трактовал культурную идентичность России как открытую, гибкую и мобильную структуру, способную отказываться от штампов и стереотипов прошлого и с оптимизмом смотреть в будущее.
Список источников и литературы
1. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М.: Книга, 1991. – 574 с.
2. Данилевский Н.Я. Россия и Европа: Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому. – СПб.: Издательство «Глаголь», издательство С.-Петербургского университета, 1995. – 514 с.

 

 

Птицина Ольга Вячеславовна, к.филос.н., доц., зав. кафедрой гуманитарных дисциплин Курской государственной сельскохозяйственной академии им. И.И. Иванова

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.