Бобков В. А.

Дворяне Данилевские и Мишины на Ливенской земле. Бобков В. А.

Бобков В.А.
методист Ливенского краеведческого музея
(г. Ливны, Орловская обл., Россия)

Дворяне Данилевские и Мишины
на Ливенской земле
В статье рассказывается о судьбе дворянских родов Мишиных и Данилевских, их роли в судьбе Орловской земли.
Воbkov V.A.

The Danilevskys and the Mishins noblemen in Livny
The article describes the destiny of the Danilevskys and the Mishins noble families and their role in the fate of Orel land.

Планомерное и целенаправленное освоение чернозёмов пососенья находит документальное подтверждение с XVII века. Подробно это время описал один из первых краеведов Орловщины Г. Пясецкий в книге “Исторические очерки города Ливен и его уезда в политическом, статистическом и церковном отношении”. Автор в своём исследовании, исходя из фактов истории, заявил, что ливенская земля на протяжении нескольких веков подвергалась набегам и здесь не оседали именитые по тем временам фамилии и “главную услугу краю в этом отношении оказывали служилые люди, дети боярские – помещики. На их долю выпала здесь и первая борозда, и самое заведение починков, займищ, деревень”. Отсюда и топонимика многих сёл и деревень, балок и лесов хранящая память о тех мужественных патриотах ливенщины, ставшей для них малой Родиной. Свой труд на благодатной земле, о плодородии которой в советское время писал Д. Блынский “…и стержень железный и тот прорастёт”, первопоселенцы оплачивали часто кровью или пленом. Агрессоры не гнушались грабежа, поджога, вытаптывания посевов и пионеры, порой, несмотря на богатство земли, покидали обжитые места.

Были и субъективные трудности обживания ливенщины. В работе А.Л. Станиславского “Гражданская война в России. XVII век…” приводится такой факт: “… Г. Бартенев в октябре 1619 наделил землями в ряд со старыми казаками 110 “можайских” и “ярославских” казаков во главе с атаманом Василием Несветаевым”. Однако во время дозора выяснилось, что рядовые казаки владеют участками лишь по 8 четвертей, так как частью земель завладели ливенский Сергиев монастырь, местные полковые казаки и дети боярские. К 1623/24 г. лишь 28 казаков построили дома в слободе за рекой Сосной и деревне Воротынск. О настроениях служилых людей на ливенщине свидетельствует высказывание Томилы Власова в 1624 г. “Государь-де нас не жалует, есть-де нас в заговоре человек со ста и больше, только б-де нам до просухи, и мы-де отойдём в Литву”. В 1629 году в Ливнах осталось 45 казаков, находящихся в ведении Казачьего приказа”. И всё-таки ливенцы активно участвовали в освоении южных земель Московского государства. В числе первопоселенцев были и Мишины. Так, на пример, Г.М. Пясецкий анализируя первые посёлки древних станов ливенского края, утверждает, что “Погост на Государевой… земле под Серболовым лесом, сверх Половой воды с правой стороны, на суходоле, а на погосте церковь Преображение Спасово, древяна клёцки; строенье той церкви и в церкви образы и свечи и книги и всякое церковное строение Степана Мишина да детей его, Семёна да попа Ивана, да на погосте двор Степана Мишина с детьми-Семёном да с попом Иваном”. А в примечании к этому тексту автор дополняет ” к 1626 году поп Иван овдовел, и вместо него священнодействовал уже поп Маркелл, дьячком был Митька Семёнов, а пономарём Петрушка Семёнов (очевидно, внуки помещика Мишина и племянники бывшего попа Ивана)”. Рядом с вотчиной Мишиных “деревня Оберец, что был починок Оберец, под леском Оберцом (ныне село Покровское). Деревня Остров, под Серболовым лесом, сверх Попова колодезя (ныне село)”. Так со страниц первого документа о пионерах ливенщины мы узнали о пращурах Николая Яковлевича по линии матери, прошедших путь к дворянству через служителей церкви.

Пионеров ливенской земли Мишиных можно считать предками Данилевского Н.Я., так как родители матери проживали в том же селе, что и Мишины, отмеченные Г. Пясецким. Уверенность выводу придаёт и анализ ареалов фамилий, которые сохраняются на протяжении пяти столетий, не взирая на демографические сдвиги даже ХХ века. Липецкий краевед А. Юрова, ограничиваясь одним селом, перешедшим в Липецкую область и игнорируя исторические факты, сокращает жизнь этого рода и поселения более чем на столетие, заявляя, что село Оберец возникло к концу XVIII века. Самые ранние сохранившиеся приправочные книги от 1615 г. и 1626 г. объявляют помещиками сел Сербалова стана Мишиных. А это всё-таки XVII век. У Юровой соседями по селу у Мишиных были дворяне Силевецкие. При этом по её исследованиям, в XIX веке ”помещица Мишина владела 180 десятинами земли, мельницей, стадом рогатого скота, а Силевецкий – 180 десятинами”. Но краевед не указывает инициалы дворян. А имена и отчества очень важны. Так как к середине ХIX века клан Мишиных состоял из целого ряда семейств с большими родственными связями самой крупной помещицей была Надежда Николаевна, которая передала свои владения в сц. Ивановка (Лютое тож – 18 крепостных и 4 дворовых), д. Соловьёвка (16 крепостных и 12 дворовых) и сц. Фощёвка (12 крепостных) Мацневой Анне Сергеевне. Но ещё у Мишиной Н.Н. были владения в с. Жерино (от Клушина Владимира Александровича унаследовала 25 крепостных и 11 дворовых), сц. Дубровка (75 крепостных и 35 дворовых), сц. Пречистенское (17 крепостных и 9 дворовых), сц. Ивановское (66 крепостных и 37 дворовых) и д. Кшенева (1 дворовой).

Причину наследования Мишиной Н.Н. владений Клушина В.А. окладная табель за 1850 г. не объясняет. По всей видимости, они были связаны близкими родственными узами. Родственником дворян Мишиных является и Мишин Сергей Стапанович, владевший в сц. Пречистенское (13 крепостных и 11 дворовых), сц. Сергиевское (38 крепостных и 6 дворовых) и 3 крепостных на х. Дубровка. Была тогда же и Мишина Мария Павловна, получившая наследство от Юдина Павла в с. Анненское (Курганка тож). По всей видимости, его дочь Мария стала женой одного из братьев матери Данилевского Николая. Но Дарьи Ивановны Данилевской в числе дворян Ливенского уезда на 1850 г. нет. Не и отца Николая, Якова Ивановича. Семёнов-Тяньшанский П.П., коллега и товарищ Данилевского Н.Я., в своих воспоминаниях отмечает, что наш великий земляк свою магистерскую диссертацию писал по флоре Орловской губернии и провёл несколько лет, собирая материал, “у своих дядей”. Значит, уже в 40-е годы XIX века своего угла у семьи Данилевских на ливенской земле не было. Хотя окладная табель за 1850 г. утверждает, что дворян Мишиных на ливенщине представляли 8 семейств, которые к этому времени породнились с другими дворянскими фамилиями, в том числе Клушиными и Мацневыми. Родственные связи позволяли Мишиным как наследовать земли, так и вводить в наследство новые фамилии. Дети дворян, наследуя от родителей свою часть имения, увеличивали количество дворянских семей. Так дети Ивана Мишина, Владимир, Пётр, Степан, Сергей и Дарья, поделили родительские владения. Майор Мишин Владимир Иванович, герой войн с Наполеоном, унаследовал земли в с. Чермошное с 32 крепостными и 11 дворовыми, а ротмистр Мишин Степан Иванович в с. Покровском (Оберец тож) с 19 крепостными и 43 дворовыми, а их брат, капитан-лейтенант Мишин Пётр Иванович, стал помещиком в д. Николаевка с 61 крепостными и 25 дворовыми. Но окладная табель за 1850 г. учитывает в с. Оберец из семьи Мишиных только одного дядю Николая Яковлевича – Сергея Ивановича. Другие источники утверждают, что летом 1843 г. “на каникулах в имении своих дядей села Оберец сестра Елена познакомила его (то есть брата Николая – доп. автора) со своей приятельницей (и сокурсницей по Екатерининскому институту благородных девиц г. Санкт-Петербург – допол. автора ) и соседкой по имению В(ерой) Н(иколаевной) Беклемишевой (Лавровой), вдовой генерала А.Н. Беклемишева (1792 – 1840 гг.)”. Пётр Иванович, как установил музей, в д. Николаевка, построит один из первых винокуренных заводов, которым будет управлять его жена. В документах орловского архива второй половины XIX века музей уточнил след Петра Ивановича. Его сын и двоюродный брат Николая Яковлевича, Мишин Николай Петрович, как владеющий 207 десятинами земли вошёл в список лиц имеющих право быть избранными в непременные члены комитета по крестьянским делам по Ливенскому уезду на 3-летие с декабря 1886 года.

Пятым в этом списке вписан после А.З. Хитрово, князя А.М. Голицына, Н.Д. Апушкина, В.П. Охотникова ещё один двоюродный брат – Мишин Кирилл Сергеевич с 1771 десятиной. Последующие поколения Мишиных оставят свой след и в развитии печатного дела в г. Ливны. Продукция их типографии до наших дней хранится в Российской публичной и Курской научной библиотеках. Копия книги А. Мишиной “Светлый и отрадный уголок в глуши России”, отпечатанная в типографии А.И. Мишиной в 1909 году хранится в фондах нашего музея. В это же время ливенец поэт-декадент А. Диесперов пишет и публикует стихотворение “Школьники” и посвящает его товарищу по ливенскому реальному училищу Н.Н. Мишину. В историю Первой мировой войны, столетие которой мир отмечает в этом году, яркой страницей вошла оборона крепости Осовец и среди героев тех уникальных боёв солдаты и командиры 225 ливенского пехотного полка ушедшего на фронт из г. Ливны в 1914 г. В том же году полк впишет яркую героическую страницу в свою историю. О его подвиге режиссер Калядин И.А. снял фильм. Последний император России за проявленные пехотинцами подвиги лично вручал боевые награды, в том числе и нашим землякам. В числе отмеченных наградами есть и дворянин прапорщик Мишин.

Администрация города совместно с музеем подготовили и провели межрегиональную краеведческую конференцию к 100-летию СМИ на ливенской земле. Изучение первых газет подарило ряд интересных фактов о Мишиных. Так, съезд волостных работников образования открыл нам, что дворяне Мишины владели землями в д. Норовка и на базе их имения в 1919 г. работало культурное хозяйство. Популярен был в первые годы советской власти врач Мишин Иван Кириллович, чьи сбережения в сумме 6700 рублей в ливенском отделении народного банка специальная комиссия признала пролетарскими. Он участвует в работе комиссии по оказанию помощи жертвам контрреволюции. А немного позже газета “Свободный пахарь” сообщает, что врач Мишин устроил приют для детей воинов в своём доме. Но среди вкладчиков есть и Мишины Иван Иванович с 450 рублями и Василий Иванович – 6 р. 55 коп. В газетном объявлении о создании рабочего кооператива с 25 марта 1919 г. есть фамилия и Мишина в правлении этого кооператива среди таких представителей купечества, как Адамов, Треблют, Соколов, Нечаев. В наши дни в с. Остров родился и совершил первые спортивные шаги самый именитый тренер ливенщины Мишин Н.Я., воспитавший более 50 мастеров спорта России и более 10 мастеров спорта международного класса. Среди них первый ливенец, ставший чемпионом мира – Симахин А., а в последующем в плеяде учеников талантливого тренера засияют звёзды: чемпион и рекордсмен мира, 2-х кратный чемпион Европы и мастер спорта международного класса по пауэрлифтингу Востриков Руслан, чемпион России Ревякин Андрей.

Данилевские же обрели прописку на благодатной ливенской земле потому, что храбрый молодой офицер Яков Иванович победил сердце дворянки Ливенского уезда из семьи дворян Мишиных, Дарьи Ивановны. Знакомство молодых людей состоялось благодаря тому, что братья будущей невесты служили вместе с Яковом Ивановичем. Земли и крепостные семьи Мишиных находились в разных сёлах Ливенского уезда, в том числе и селе Остров, которое в те годы входило в Преображенскую волость и насчитывало 320 крепостных и 1 однодворческую душу мужского пола. Ныне это село является центром сельского совета Ливенского района. Учитывая географию имений, мы долгое время считали, что старший сын Данилевского Я.И. родился в с. Оберец, где с тех времён сохранился барский дом дворян Мишиных. Ныне это село относится к Измалковскому району Липецкой области и здесь чтят память о учёном энциклопедисте, проведением ежегодных чтений имени Данилевского, школьным музеем. Сюда, с могилы Николая Яковлевича главным редактором елецкой газеты “Русь Святая” И. Сорокиным передавалась земля краеведческому музею Преображенской средней школы. Крымский художник В. Конев, лауреат премии имени Данилевского Н.Я., школе подарил картину “Кипарисовый зал”. Сохраняется на сельском кладбище и могила родственников Н.Я. Данилевского. Однако наследница рода Данилевских, Рау Инна Михайловна, ныне проживающая в г. Гамбург, обнаружила формулярный список полковника Данилевского Я.И. за 1834 год, где он записал, “что у майора и кавалера Якова Иванова сына Данилевского 4/12 1822 года в селе Острово Ливенской округи родился сын Николай, а крещён 6-ого числа. Таинство совершил священник Николай Острогорский с дьяконами Гаврилом Рудневым и Иларгоном Шубиным. Крёстный отец – майор Пётр Дмитриевич Коротнев”. Метрика же составлялась отцом для поступления Николая в пансион Павлова в Москве, куда 12-летний сын полковника Данилевского – командира гусарского его императорского высочества великого князя Михаила Павловича полка – вместе с отцом переехал из Лифляндии, где близ Верро до 1833 года он обучался в пансионе пастора Шварца.

Ещё одна наследница великого учёного, москвичка Ирина Михайловна Данильченко, обнаружила в центральном государственном историческом архиве дело по рапорту орловского депутатского собрания дворянского рода Данилевских. В этом деле есть формулярный список о службе и достоинствах полковника Данилевского 2-ого. Этот список позволил музею получить ещё одно подтверждение, что полковник Динилевский Н.Я. в 1834 г. имел “детей сыновей Николая 11 и Александра 10 лет и дочь Елену 5 лет, которые родились первый: Ливенской округи в селе Остров в 1822 года декабря 4-ого, второй в городе Ливнах 1824 августа 6, и записан в метрическую книгу конно-егерского его Величества короля Виртембергского полка, а последняя Ливенского уезда в селе Остров 1829 года мая 20 и записана в метрической книге Нарвского гусарского полка на что свидетельства… прилагаю. Ныне же желаю я внестись с детьми моими в надлежащую часть Дворянской родословной книги Орловской губернии… и выдачею мне грамоты, сыновьям копии с протокола (дворянского депутатского собрания Орловской губернии – замеч. автора) и дочери свидетельства”. Этот документ отрывает нам много нового в самых разных темах истории Ливенского уезда и его дворянского сословия. Международная научно-практическая конференция, проведённая Курской государственной сельскохозяйственной академией 26-27 ноября 1914 г. публикацией письма Н.Я. Данилевского Д.А. Милютину от 28 марта 1874 г. позволила уточнить факты из жизни Елены Яковлевны. Николай Яковлевич пишет Дмитрию Алексеевичу: ”У меня есть сестра, которая на днях овдовела. Покойный муж её, Сергей Владимирович Дубровин, был полковником, командовал резервным гусарским экскадроном. После смерти мужа, сестра осталась с четырьмя детьми: одним малолетним сыном и тремя дочерьми. Хотя после зятя моего и осталось имение, но лежавший на нём казённый долг превысил выкупную ссуду, недостающая сумма была рассрочена на несколько лет и должна уплачиваться из доходов с имения, которое, до этой уплаты, никакого свободного дохода дать не может. Сестра моя имеет право на получение пенсиона и единовременного пособия, размеры которых, однако же, мне не известно (так написано в письме – автор). Позвольте просить Вас, многоуважаемый Дмитрий Алексеевич, о том, чтобы пособия эти были оказаны ей в возможном по закону размере, и чтобы они были назначены ей в возможно непродолжительном времени, так как она нуждается в них до крайности”. Этот отрывок письма демонстрирует нам высокую авторитетность нашего земляка в среде царских чиновников, а также готовность немедленно откликнуться на чаяния и нужды родных. А также музей получил уникальные данные о его сестре. Елена не просто дочь дворянина, но имея к 1874 г. за плечами Екатерининский институт г. Санкт-Петербург, она мать 4-х детей. Более ранний документ косвенно утверждает, что она являлась наследницей материнского имения в с. Остров. А обращается Николай Яковлевич к тогдашнему Военному министру, в обязанности которого входило помогать таким семьям, как у его сестры, ибо её муж ушёл из жизни полковником. Вспомнит о сестре любящий брат в приписке к письму Н.П. Семёнову: “уже я закончил моё письмо, когда проезжала сестра мимо нас в свою Красную Слободку”.

В 1836 году Николай Данилевский продолжал обучение в московском пансионе Боргардта, а в 1837 году из пансиона в Дерпте поступил в высшее привилегированное учебное заведение Царскосельский лицей и закончил его в 1842 году в числе последних выпускников. Вместе с ним учились такие будущие столпы русской литературы, как М. Салтыков (Щедрин), Ф. Достоевский, Д. Григорович, Ал. Плещеев, братья А. и В. Майковы, Л. Мей и др. В ноябре 2014 г. музей получил от Ирины Михайловны Данильченко, правнучки Н.Я. Данилевского, копии нескольких листов дела правительственного сената. На малую же родину, которую он будет знать до четырёх лет, как напишет о нём, знавший его по студенческой скамье Н. Страхов, Николай Яковлевич возвращался многократно, ибо не далеко от вотчины Мишиных жила его первая большая любовь вдова генерал-майора Беклемишева Вера Николаевна, в девичестве Лаврова. Её муж, Андрей Николаевич Беклемишев, в 20 лет за подвиги в боях 1812 года будет награждён Золотой шпагой, но в 38 лет молодой генерал умрёт, заразившись холерой. По заявлению П.П. Семёнова (Тяньшанского), Николай Яковлевич на протяжении 6 лет каждое лето приезжал и подолгу жил не только ”у дядей”, но и в имении Беклемишевой, куда его влекли чувства. Но окладная табель за 1850 г. утверждает Веру Беклемишеву дворянкой по городу Ливны. Познакомились они спустя 3 года после смерти генерала. Летом 1843 года сестра Н.Я. Данилевского, Елена, привезла в имение дяди, державшую траур по рано ушедшему в мир иной мужу, свою подругу и сокурсницу Веру Николаевну. Учились они Екатерининском институте благородных девиц, куда принимали частных пансионерок согласно Высочайше утверждённых правил дочерей ”…природных дворян или чиновников на службе состоявших или отставных, имеющих чины по военной службе армии капитан и выше…”. Девицы должны быть не моложе 8 лет и не старше 14 лет. Учёба длилась 4 года. Эта встреча Николая и Веры стала началом взаимной любви. И казалось бы ничто не мешало им совершить венчание, но скромность влюблённых мешала серьёзным объяснениям в течении 9 лет. Наверное, эта тихая, чистая любовь канула бы в вечность, не вмешайся в судьбу друзей П. Семёнов-Тянь-Шанский. Состоялось объяснение. Вера на предложение опального нищего петрашевца пусть не мгновенно, но ответила согласием и прибыла к возлюбленному в его вологодскую ссылку, где разделила его бедное поднадзорное существование. При этом она раньше возлюбленного узнала, что его разыскивает полиция, а Николай Яковлевич, стыдясь своего положения, ни разу не уведомил возлюбленную о пережитом, считая себя не достойным её любви. Вера Лаврова, преставляя один из древнейших дворянских родов ливенской земли, не изменила принятому решению. Но семейного счастья не получилось, Вера Николаевна заболела холерой и умерла. Но их отношения были настолько возвышенными и чистыми, что о них давно следавало бы написать роман. Великий учёный-натуралист П.П. Семёнов оставил потомкам кроме учёных трудов и воспоминания, где записано: ”Несколько лет кряду он (Н. Данилевский – прим. автора) посещал В.Н. Беклемишеву, проводил с наслаждением целые месяцы в беседах с нею, но никогда не только слова любви, но и намёка на их взаимные чувства не было между ними произнесено… Между тем он уже давно сознал, что любит её всей душою и при этом бесповоротно”. Руководитель Дома литераторов орловского отделения СП РФ А.И. Кондратенко в очерке о нашем земляке опубликовал отрывок из письма Николая Яковлевича к другу и будущему тестю А.П. Межакову, где наш земляк лично подтвердил свои высокие и чистые чувства к Вере Николаевне: “10 июня в восьмом часу скончалась Вера Николаевна от холеры, принявшей такой скрытный и необыкновенный характер, что ни она сама, ни мы, все окружающие, не могли даже предполагать в ней ни чего опасного. Уверенности полной в смерти её не имел я до самого последнего движения её, так что даже не успел с ней вполне и окончательно проститься. Если Вы знали, как я её любил, что 9 лет все мои чувства, мысли и надежды относились к ней, имели её как цель, и что я пользовался так долго ожидаемым счастьем 9 месяцев, Вы поверьте мне, что я остался совершенно без цели в этой жизни”. На этой ноте можно завершить ливенскую страницу Данилевского Н.Я. Но это было бы несправедливо. Заряд жизненных сил, полученный Николаем Яковлевичем от хлеба и энергии ливенской земли, поддержка друзей не только вернули ливенца к жизни, но и сделали его звездой мировой величины, заявившей громко и весомо о России.

 

Список литературы

1. Пясецкий Г. Исторические очерки города Ливен и его уезда в политическом, статистическом и церковном отношении. – Орёл: изд. ОГРТК, 1999.

2. Станиславский А.Л. Гражданская война в России. XVII век. – М.: мысль, 1990.

3. Государственный архив Орловской области. – Окладная табель за 1850 г. Ливенский уезд.

4. Свободный пахарь. – 1919. – 10 апр. – № 47.

5. Орловские епархиальные ведомости. – 1886.

6. Творческое наследие Н.Я. Данилевского и задачи России в XXI веке (материалы международной научно-практической конференции, г. Курск, 26-27 ноября 2014 г., ч. 2). – Курск: Изд-во Курск. гос. с.-х. ак., 2014. – 188 с.

7. А.М. Светлый и отрадный уголок в глуши России. – Ливны: типография А.И. Мишиной, 1909.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.