Иванченкова О. В.

Актуальность крестьянской поземельной общины в XXI веке

Иванченкова О.В.
к.и.н., доц. кафедры истории государства и права
Курской государственной сельскохозяйственной академии
имени профессора И.И. Иванова
(г. Курск, Россия)

Актуальность
крестьянской поземельной общины в XXI веке

В статье анализируются проблемы крестьянской поземельной общины.
Ivanchenkova O.V.

The topicality of peasants landed community

in the XXIth century
The publication analyses the problems of peasant’s landed community.

Крестьянская поземельная община – вопрос, дискутируемый на протяжении многого времени, актуальность которого не снята и по сегодняшний день. В потоке споров о судьбах крестьянской поземельной общины выявляются различные точки зрения – от крайнего неприятия подобной формы организации крестьянской жизни до идеализации общины как самобытного элемента русского крестьянства, который позволил бы сохранить крестьянство как социальную общность. Отличительные черты русского крестьянина, как коллективизм, взаимопомощь, особое отношение к земле вызваны устоями и традициями общинной организации. Они определили менталитет русского человека, поскольку русская цивилизация – цивилизация земледельческая. А так ли важно самосохранение? Так ли важна в современную эпоху глобализации идея самобытности? На наш взгляд эти вопросы заслуживают пристального внимания. Несмотря на новые веяния времени они актуальны, поскольку поиск пути настоящего невозможен без анализа пути пройденного. Где та золотая середина, которая позволит сохранить душевное равновесие, найти оптимальные варианты развития, щадящие для основной массы населения и уверенно ведущие к достатку и процветанию?

При разработке реформы об отмене крепостного права в России одной из самых спорных проблем являлась проблема крестьянской поземельной общины. В дворянских комитетах, Редакционных комиссиях, Главном комитете по крестьянскому делу находились и горячие сторонники общины, и её убеждённые противники. Защитники общины ссылались на сложившиеся обычаи и опасность их коренной ломки, преимущества уравнительного землепользования, которое может предотвратить образование безземельного пролетариата, большую простоту отвода земли и предоставления государством закупной суммы целым обществам, а не каждому крестьянину. В среде защитников поземельной крестьянской общины можно выделить два течения: охранительное и славянофильское. Представители охранительного течения особенно настаивали на том, что общинная организация – эффективное средство правительственного контроля крестьянского общества. Славянофилы исходили из веры в её исконность, самобытность и жизненную силу. Они также видели в ней гарантию против возникновения пролетариата и революционного рабочего движения [4, с. 23].

С государственной точки зрения община была важна как фискальная единица, и правительство, следовательно, стремилось сохранить общину для того, чтобы обеспечить сбор податей и платежей. Они собирались по принципукруговой поруки. С.В. Витте считал, что основными причинами сохранения общины являлись удобства для правительства “стадного управления” крестьянством в повседневной административной, полицейской и фискальной деятельности [2, с. 491].

Сторонники общины (за исключением, быть может, одного Самарина) отнюдь не стремились “закреплять её на вечные времена”, но считали, что “расторгать насильственными мерами её тоже не следует – её надо постепенно развязывать, освобождать от внутреннего гнёта круговой поруки, но не расстраивать её организм, обеспечивающий и порядок администрации, и правильное отбывание повинностей”. Сторонники сохранения общины в среде Редакционных комиссий не закрывали глаза на несовершенства наличной формы общинной организации. “Но другой формы, другого органа для внутреннего общественного управления Русской земли в данный момент нет и найти, выдумать и устроить нет никакой возможности” [1, с. 32].

Наиболее актуальным является вопрос о крестьянском общинном самоуправлении (сельском самоуправлении – в настоящее время). Принципы организации и функционирования крестьянского самоуправления изложены в Манифесте 19 февраля. Сельское общественное управление составляли сельский сход и сельский староста. Ведению сельского схода подлежали выборы должностных лиц и назначение выборных на волостной сход, увольнение из общества и прием новых членов и т.д.

Решения сельского схода имели законную силу в том случае, если они принимались большинством голосов членов общины. По наиболее важным вопросам (например, удаление из среды общества) требовалось не менее 2/3 голосов. Приговор составлялся при обязательном присутствии старосты и должен был быть засвидетельствован в волостном правлении. Должность сельского старосты являлась выборной. Староста возглавлял сельское правление. Кроме него в состав правления входили писари, сборщики податей.

Центральным органом власти на селе, безусловно, являлся сельский сход. В его руках находилась вся полнота власти. Следующей ступенью самоуправле­ния являлось волостное управление. Оно включало волостной сход, волостное правление и волостной суд. Деятельность сельских правлений контролировалась волостным правлением.

Волостной сход состоял из выборных сельских обществ волости. Одной из значительных должностей была должность волостного старшины. Он следил за общественным порядком, приведением в исполнение приговоров волостного суда, заведовал волостными мирскими суммами и имуществом и т.д. Часть мирских денег отправлялась в хозяйственный капитал, остальные деньги оста­вались в распоряжении сельского общества. Они расходовались на устройство дорог, колодцев, содержание в порядке общественных зданий, ремонт церквей. В местных архивах имеются сведения о решениях сельских сходов нанять учителя для обучения крестьянских детей грамоте.

Таким образом, система крестьянского общественного управления складывалась из двух уровней: сельское управление и волостное управление. Волостное управление как само по себе выполняло самые разнообразные функции, так и осуществляло функцию контроля и надзора за деятельностью сельского управления. Вышестоящими органами над ними являлись уездные и губернские органы управления.

Местные архивы содержат первичную документацию, являющуюся чрезвычайно ценным историческим источником и позволяющую более глубоко взглянуть на процесс создания и функционирования органов крестьянского общественного управления, прочувствовать те проблемы и трудности, с которыми сталкивались крестьяне и должностные лица при выполнении предписаний аграрной реформы. Наибольшую ценность, на наш взгляд, представляют приговоры сельских сходов. Документы Курского губернского присутствия, обнаруженные в Государственном архиве Курской области, позволили взглянуть на проблему создания и функционирования органов крестьянского самоуправления изнутри и сделать следующие выводы. Во-первых, одной из наиболее серьезных проблем стала безграмотность крестьянского населения. Большой удачей считалось избрать на должность сельского старосты грамотного общинника, ведь он не только должен был проследить за правильностью составления приговора, но и в некоторых случаях ставил подпись за безграмотных общинников. Общинники должны, в свою очередь, безоговорочно доверять старосте. Но дело обстояло далеко не всегда так. В Курское губернское присутствие поступали жалобы, в которых ставилась под сомнение процедура избрания старост. Имелись нарекания и на их действия. Во-вторых, сама процедура принятия решений не всегда была демократичной, как то полагалось. Имелись случаи давления на общинников, подтасовки фактов. Особо остро обсуждались вопросы о земле, разделе имущества, взимании податей, удаление из членов общества, опекунства.

Становление институтов общинного управления проходило достаточно трудно. Многоплановость общин, действие местных обычаев порой не позволяли вписаться в рамки закона, и это требовало отдельного разбирательства [3, л. 1, 2, 6].

Однако, несмотря на сложности, реформаторы понимали всю важность шага создания на селе органов самоуправления и подыскивали людей, способных справиться с этой задачей. Она решалась в совокупности с организацией земского самоуправления, созданием системы школьного образования. И, следует отметить, в этом направлении реформаторы достигли больших успехов. Взгляд на российскую историю и современные задачи по развитию системы местного самоуправления подчеркивают правильность выбранного пути.

По мнению ряда исследователей, правительство усматривало непосредственную взаимосвязь между крестьянским самоуправлением и земскими законосовещательными органами. Отмена крепостного права поставила на повестку дня создание всесословного представительного учреждения. “Справедливо и верно, что самоуправление при постепенном и благоразумном развитии ведёт неминуемо к народному представительству; и как ручьи, следуя естественному склону, сливаются в реки и моря, так отдельные местные учреждения, следуя естественному ходу событий, стекаются в общие представительные собрания” [1, с. 24].

Славянофилы провозгласили русскую сельскую общину институтом, определяющим преимущества ее самобытного, отличного от западного, пути развития со своеобразными формами производства. Исконно русский, идущий из глубин православия путь общинного “земства” был в учении славянофилов противопоставлен западному пути рационализма, “наружной связанности” и “индивидуальной изолированности”, “жизни контракта и договора” [5, 6]. “В самом деле, – писал Н.Я. Данилевский в своем труде “Россия и Европа”, – взгляните на выборные должности во всех наших сословиях, в особенности в купечестве, мещанстве и крестьянстве. Эти должности, доставляющие власть и почет, считаются не правами, а обязанностями или, лучше сказать, общественными повинностями, и исключение составляет разве одна должность предводителя, дающая почет, а не власть”. “Этимологическое сходство слов “община” и “общинный” в переводе на французский язык с словом “социализм” – дало повод злонамеренной недобросовестности смешивать эти понятия, дабы набрасывать неблаговидную тень на нашу общину, а, кстати, уже и вообще на всю деятельность людей, заботящихся о благосостоянии крестьян, особенно если это противно интересам польским и немецким. При этом забывается, главным образом, что наша община, хороша ли она или дурна по своим экономическим и другим последствиям, есть историческое право, точно такая же священная и неприкосновенная форма собственности, как и всякая другая, как сама частная собственность; что, следовательно, желание разрушить ее никак не может быть названо желанием консервативным!” [7]

Современная историческая реальность заставляет нас вновь обращаться к наследию славянофилов, чтобы понять, в чем же смысл противостояния России и Запада, и чего же у нас больше – точек соприкосновения или различий. Взгляды на российскую крестьянскую поземельную общину позволяют глубже заглянуть в эту сложнейшую проблему: а нужно ли навязывать нам западные ценности, или же наши устои и наши моральные принципы, основанные на исторических традициях, православии и есть тот стержень, который определяет наше существо и объясняет наши поступки.

 

Список литературы

1. Васильчиков А.О. О самоуправлении. Сравнительный обзор русских и иностранных земских и общественных учреждений. – СПб., 1872. – 460 с.

2. Витте С.Ю. Воспоминания. – М., 1960. – Т. 2. – 639 с.

3. Государственный архив Курской области. – Ф. 66. – Оп. 8. – Д. 63; Oп. 9. – Д. 771, Д. 814.

4. Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе. 1861-1880 гг. – М., 1978. – 288 с.

5. Афанасьев А.Д. Особенности генезиса феодализма в России и теория Н.Я. Данилевского о культурно-исторических типах // Творческое наследие Н.Я. Данилевского и задачи России в XXI веке: материалы международ. науч.-практ. конф. (Курск, 26-27 ноября 2014 г., ч. 2). – Курск: изд-во Курск. гос. с.-х. ак., 2014. – С. 140-144.

6. Афанасьев А.Д. Русская деревня на рубеже XIX-XX века и попытки изменения правового статуса крестьянской общины в политике С.Ю. Витте // Аграрная наука сельскому хозяйству: материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Курск: изд-во Курск. гос. с.-х. ак., 2009. – С. 88-90.

7. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. URL: http://monarhiya.narod.ru/DNY/dny17.htm (дата обращения: 4.11.2014).

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.